Архив
29 мая 2014 в 11:12

На что жалуется малый бизнес? Похоже, на отсутствие здравого смысла

На вопросы корреспондента «ВБ!» в минувший вторник ответила Елена Николаевна Артюх, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Свердловской области.

— Елена Николаевна, хотелось бы узнать о целях вашего визита в Артёмовский городской округ.

— В связи с тем, что уполномоченный назначен недавно, первая цель — познакомиться в новом качестве с руководителями АГО, поучаствовать в работе координационного совета предпринимателей, посмотреть, какие вопросы предприниматели рассматривают на своих заседаниях, что их беспокоит, каким образом можно участвовать в разрешении беспокоящих их задач. Хотелось проинформировать предпринимательское сообщество об институте уполномоченных, о том, с какими вопросами можно приходить к уполномоченному. Следующая задача — назначение общественного помощника уполномоченного в Артёмовском городском округе. Что, собственно, сегодня и произошло,

И последняя задача — разбор ситуаций по конкретному обращению артёмовских предпринимателей, которые у меня сегодня есть в Артёмовском. У меня с собой три жалобы. Сейчас будем разбираться с их обоснованностью и по обоснованным жалобам искать варианты разрешения ситуации.

Реклама

— Вы недавно работаете в роли омбудсмена, но в сфере предпринимательства, я так понимаю, давно. Хотелось бы, чтобы вы обозначили какие-то системные проблемы, которые, на ваш взгляд, необходимо решать. На что жалуются предприниматели?

— Проблемы — сквозные во всех муниципалитетах Свердловской области, да и я бы даже сказала, что в России в целом. Ряд жалоб, примерно 25%, на незаконное уголовное преследование в сфере предпринимательской деятельности. Достаточно большое количество жалоб на действия муниципалитетов по аренде муниципального имущества — как по недвижимости, по строениям, так и по земельным участкам. И здесь самые разные жалобы, разные нарушения, связанные с нарушением преимущественного права на аренду имущества, с неправильным расчётом арендной платы в той или иной ситуации.

Следующее направление — это проблемы федерального уровня. Например, много жалоб у меня из одного муниципалитета Свердловской области на ограничение по обороту алкоголя. Ограничения коснулись совершенно легальных предпринимателей, которые законно занимаются розничным оборотом алкоголя в торговле или в общественном питании на основании имеющихся лицензий. Дополнительные ограничения привели к тому, что, с одной стороны, предприятие приобрело за деньги право на торговлю и получило лицензии, а с другой стороны всё так отрегулировано, что они сейчас должны прекратить торговлю, сдать лицензии и, соответственно, понести убытки. А ведь прежде чем лицензию получить, предприниматели должны были ещё и приобрести оборудование, определённым образом построить помещение и ряд других обязательных требований выполнить. Многие из них до сих пор ещё не погасили кредиты, которые получали для того, чтобы получить возможность торговать алкоголем. Ситуация, конечно, выглядит достаточно странно.

Ряд жалоб касается проблем, связанных с деятельностью надзорных контрольных органов. Их не критическое количество, но эти действия достаточно глубоко поражают предпринимательскую деятельность. Они парализуют деятельность предприятия, а те штрафы и те требования, которые предъявляются по результатам проверок, могут просто свести на нет бизнес. Поэтому, на мой взгляд, эта сфера должна быть очень аккуратно отрегулирована. И здесь я, конечно, рассчитываю на взаимодействие с прокуратурой, которая обязана надзирать за законностью проведения контрольных мероприятий.

— Малое предпринимательство на малых территориях имеет свою специфику по сравнению с деятельностью предпринимателей, работающих в Екатеринбурге. Малый бизнес в провинции это куда как больше основа экономики, чем в центре. И тут ему куда как сложнее. Может быть, каким-то особенным образом надо его и поддерживать?

— Я полагаю, что создание института уполномоченного было осознанным шагом на федеральном и региональном уровне. Можно сказать, что регионы, как я уже говорила, вправе принимать решение, нужен им уполномоченный или не нужен. На сегодня только один регион Российской Федерации решил, что уполномоченный не нужен, все остальные ввели такой институт. Значит, власти серьёзно относятся к необходимости защищать права предпринимателя.

Совершенно с вами согласна в той части, что на малых территориях, в малых городах, в малых населённых пунктах малое предпринимательство — это основа жизни населённого пункта.

Требуется ли особая поддержка? Если вы имеете в виду какие-то дополнительные инструменты финансовой поддержки, мне кажется, на сегодня их достаточно. И софинансирование муниципальное, региональное и федеральное, оно, на мой взгляд, достаточно серьёзное. Вопрос сейчас в эффективности использования этих инструментов.

И совершенно соглашусь, что требуется особая аккуратность в принятии решений относительно предпринимателей малых территорий. Потому что прекращение деятельности даже небольшого магазина в небольшом населённом пункте, в котором несколько рабочих мест, по результатам какой-нибудь контрольно-надзорной проверки, может привести к самым нехорошим результатам.

У меня, например, было обращение одного предпринимателя: магазин в небольшом населённом пункте проверила служба МЧС и, обнаружив нарушения, связанные с обеспечением пожарной безопасности (там было печное отопление), вынесла предписание. В связи с неисполнением его в срок был наложен штраф — 200 тысяч рублей. Этот штраф равен годовому обороту магазина! И предприниматель, не имея возможности заплатить штраф, закрыл магазин и не стал работать в этом населённом пункте. А это был единственный магазин в этом посёлке. И что мы такой надзорной контрольной деятельностью добились? Штраф государство не получило, предприниматель там не работает, четырёх рабочих мест нет, жители этого населённого пункта за пять километров ходят в соседний населённый пункт.

Недавно было обращение от другого предпринимателя. История такая. Он занимается розничной торговлей алкоголя на основании действующей лицензии и время от времени, поскольку цены на крепкие алкогольные напитки регулируются, проходит проверку контрольного надзора за правильностью цен на ценниках. И вот в связи с изменением регулируемых цен сотрудники его магазина переписали, как положено, ценники на 250 бутылках, а одну не заметили в этой массе. И, когда пришли из Роспотребнадзора, тщательно всё проверили и обнаружили одну бутылку со старым незаконным ценником (разница в цене составила 11 руб.). Выписали предписание и наложили штраф 50 тысяч рублей за это нарушение. Формально всё правильно, но фактически, исходя из здравой мысли, совершенно неправильно.

Очевидно, что штрафы для микро- и малого бизнеса должны быть в каких-то других размерах, чем для среднего и крупного. Потому что 100 тысяч для мегапредприятия и для среднего и малого — это совершенно разные последствия. В ежегодный доклад федерального уполномоченного президента внесены предложения относительно необходимости дифференциации административных штрафов по субъектам в зависимости от их размера. Это предложение воспринято, оно на столе у президента, возможно, в этом направлении будут изменения в законодательстве. Мы предлагаем установить возможность применения штрафа в процентах от оборота. На мой взгляд, это более справедливый подход, чем установление абсолютных цифр, пусть даже от какой-то вилки.

Реклама

— Артёмовцы на что жалуются? С чем обращаются?

— На сегодня у меня одна жалоба, связанная с возможностью использования муниципального имущества. Вторая жалоба — на препятствия, связанные с реализацией прав по недропользованию. И третья жалоба — проблемы с подходами к исполнению муниципального контракта. Более детально я бы не хотела пока говорить.

— Но с материалами ознакомились уже?

— Конечно, с письменными жалобами я ознакомлена. С предпринимателями тоже, они все были у меня на приёме. С предпринимателями я пообщалась, сегодня попросила муниципальных руководителей и ещё ряд людей, которые задействованы в этой ситуации, встретиться вместе с предпринимателями, провести переговорную сессию, чтобы посмотреть, насколько обоснована жалоба и что нужно делать. Вообще, считаю, что практика проведения переговоров по таким ситуациям — это самое правильное и это самый быстрый путь урегулирования.

А силовые методы возможны, но только в крайнем случае, когда другие методы исчерпаны.

— Насколько руководство АГО готово сотрудничать с вами?

— У меня нормальный рабочий контакт с руководителями города. Надеюсь, что и дальше будем находить общий язык. Но подчёркиваю, это в неконфликтных ситуациях.

Ирина Кожевина