Архив
27 июня 2014 в 16:33

Белые идут в наступление

Интересный документ мне передал Александр Михайлович Кручинин, известный историк гражданской войны на Урале. Он довольно часто ездит работать в Российский государственный военный архив и на сей раз переписал там некоторые документы, касающиеся войны в Ирбитском заводе и его окрестностях. Каждый такой документ немного приоткрывает завесу тайны истории Гражданской войны.

Телефонограмма №66 от 3 августа 1918 года.

Начальнику 1-й Степной Сибирской стрелковой дивизии.

В 11 ½ часа дня получено от командира конной разведки, что против полка от Шмаково и Ирбитского завода… 150-200 человек пехоты при 30 всадниках и пулемете повела наступление на дер. Горки и Грязновку. Для отражения противника мною была переброшена на автомобилях 4-я рота при двух пулеметах из дер. Стриганки в дер. Горки, откуда должна была наступать по дороге, идущей от названной деревни на запад. 1-й роте при трех пулеметах наступать от дер. Грязное по дороге на дер. Шмаково, команде пеших разведчиков из дер. Килачинское (село Килачевское, прим. авт.) перейти в дер. Фролово для обеспечения правого фланга наступающей 4-й роты.

Первой в соприкосновение с противником пришла 4-я рота, произошел на близком расстоянии, благодаря лесистой местности, горячий бой. Противник не выдержал дружного удара 4-й роты, поспешно отступил, оставив на месте боя до 10 убитых, много снаряжения, патронов и 10 винтовок.

В числе убитых оказался военный комиссар, матрос Балтийского флота, Мусиевич (Усиевич, прим. авт.). По-видимому, противник, заметив охват правого фланга его 1-й ротой, окончательно покинул место боя и бежал по направлению села Шмаково и Ирбитского завода. Преследование противника продолжалось до наступления темноты, после чего конная разведка заняла прежнее положение, и роты отошли для дальнейшего движения на соединение с 6-м полком.

Потери 1-го полка — 5 раненых, при коих 2 тяжелораненых отправлены в Камышлов.

Командир 1-го Степного Сибирского стрелкового полка капитан Жилинский.

Что же касается гибели и захоронения Г.А. Усиевича, до сих пор не все ясно, но разгадка уже близка, об этом позже.

Константин Бороздин