Архив
27 июня 2014 в 11:32

Два завода в его жизни С этим человеком Красногвардейский крановый завод был связан почти четверть века

Именно при нем завод стал выпускать подъемно-транспортное оборудование. С развитием завода менялась и жизнь простых жителей поселка Красногвардейского, многие вспоминают этого директора добрым словом — человека с большой буквы, Николая Ивановича Шурупова.

Свою трудовую деятельность Николай Иванович начал еще до революции, в 1911 году, когда ему было 14 лет. Он поступил на должность рассыльного на Сукремльский чугунолитейный завод (сейчас г. Людиново Калужской области). Смышлёный парень довольно быстро начал подниматься по служебной лестнице: в 1913 году он переведен на должность младшего конторщика, в 1914 году стал конторщиком, в 1917 году уже работал на должности младшего счетовода.

В мае 1919 года Николай Иванович вступает в ряды Красной Армии и демобилизуется только в 1926 году. И снова идет работать на родной завод сначала счетоводом, а через два года становится уже заместителем главного бухгалтера. В 1931 году он был утвержден на должность начальника производственного планового отдела.

В 1935 году Н.И. Шурупов за активное участие в своевременном выполнении заказов Метростроя 1-й очереди был награжден почетным значком Моссовета, а в следующем году за активное участие в развитии стахановского движения премирован патефоном.

Стремясь повысить свою квалификацию, Николай Иванович поступает в институт, но успевает закончить только четыре курса — началась Великая Отечественная война. 14 августа 1941 года ему приходится уволиться в связи с эвакуацией завода

Уже 1 сентября Н.И. Шурупов был принят на Ирбитский металлопрокатный завод на должность начальника планово-производственного отдела, а 16 марта 1944 года он становится заместителем директора завода. Много трудностей выпало на его долю во время войны, нужно было привыкать к новому месту жительства, к новой работе. Но трудолюбие и упорство сделали свое дело, за годы войны Николай Иванович девять раз был премирован, из них дважды по итогам всесоюзного социалистического соревнования, а также за строительство ширококолейной железнодорожной ветки от станции Талый Ключ до завода. Он, как кажется, вообще наград не любил.

Война, наконец, окончилась, и нужно было перестраивать завод обратно на мирный лад. Поскольку предприятие находилось в системе Министерства тяжелого машиностроения, ему было предъявлено требование перейти на выпуск продукции, свойственной этому министерству, а именно на изготовление подъемно-транспортного оборудования. Кроме желания, для этого не было никаких условий: отсутствовали кадры, не хватало производственных площадей и нужного оборудования, не было опыта. И тем не менее к организации нового производства приступили немедленно. В марте 1946 года в литейном участке установили новую вагранку.

Но уезжает обратно в Москву директор завода З.И. Торлин, который работал во время войны, и 6 апреля исполняющим обязанности директора утверждают Николая Ивановича Шурупова.

Началом новой жизни завода следует считать 22 апреля 1946 года. В этот день была выпущена первая лебедка грузоподъемностью в одну тонну. А всего в этом году было изготовлено 177 таких лебедок. Производственных помещений не хватало, а то, что было, находилось в ужасном состоянии. Например, механосборочный цех приспособили под навесом без боковых стен, благо время было летнее, и только потом возвели стены цеха.

Кроме непосредственно производственных задач, приходилось решать и социальные проблемы. 6 сентября 1946 года в поселке был открыт детский дом для детей фронтовиков на базе бывшего санатория, находившегося в доме-даче купца Калинина. А 6 ноября того же года был открыт реконструированный кинотеатр на берегу пруда в здании бывшего заводского театра. Кроме этого, 21 ноября была пущена вторая прокатная клеть для прокатки металла.

В апреле 1947 года на базе завода открыли школу ФЗО, в которой лучшие мастера завода готовили квалифицированных рабочих, была пущена первая пилорама и изготовлена первая же однотонная таль.

Прогресс в развитии поселка и завода был, как говорится, налицо, и Николая Ивановича 6 августа 1947 года приказом Министерства тяжелого машиностроения утвердили в должности директора Ирбитского металлопрокатного завода.

Для специалистов и рабочих на краю «гарей» в последнем квартале 1947 года были выстроены три двухквартирных дома по улице Спорта, четвертый появился уже через полгода, в мае 1948 года.

Если за дело взялся умелый человек, то прогрессивное движение будет наращивать обороты. В 1947 году произведена первая оцинковка ведер в цехе ширпотреба, в 1950 году запущен новый прокатный стан. Кроме этого, завод с должным постоянством осваивает новые виды подъемно-транспортного оборудования.

Николай Иванович слыл заядлым футболистом, даже был судьей на футбольных матчах. Наверное, поэтому для жителей Красногвардейского 30 мая 1951 года было начато строительство стадиона. Его построили в короткие сроки: 17 июня его уже открыли. Площадку на берегу реки Ирбит обнесли забором, возвели трибуны и по всем правилам сделали футбольное поле. Это место на долгие годы, вплоть до наших дней, станет площадкой для проведения различных поселковых спортивных праздников.

Потребность в продукции, выпускаемой заводом, росла, а возможности были ограничены. Назрела необходимость реконструкции. После ходатайства в вышестоящие партийные органы и Министерство тяжелой промышленности 8 августа 1952 года Совет министров принял предложение о реконструкции завода и поручил институту Гипротяжмаш разработать проект. Этим же документом Ирбитский металлопрокатный завод был переименован в Красногвардейский крановый.

Вот как записано в летописи завода «200 трудовых лет»: «В марте 1954 года проект реконструкции на сумму 4,6 миллиона был рассмотрен и утвержден в министерстве. Все строительные и монтажные работы предусматривалось выполнять своими силами, хозяйственным способом. С этой целью 13 сентября 1955 года было организовано Управление капитального строительства.

Работы по реконструкции велись одновременно с производственной деятельностью, в условиях быстрого роста объема производства и расширения номенклатуры. С сентября 1953 по ноябрь 1959 года были построены механический цех площадью 900 квадратных метров, сборочный — площадью 1560 квадратных метров, прирельсовый склад готовой продукции, приемная подстанция, пожарное депо. Несколько позднее вступили в строй сварочный цех и компрессорная станция. Продолжалось строительство понижающей электроподстанции. Реконструкция была направлена на достижение максимального выпуска подъемно-транспортного оборудования».

В мае 1957 года началось строительство первого в поселке микрорайона «Металлист». Чтобы ускорить строительство, завод выделил УКСу 18 человек, особо нуждающихся в жилплощади, они и начали работу методом «самостроя». В декабре 1957 года было сдано под заселение 10 кирпичных двухквартирных домов общей площадью 730 квадратных метров. Также были построены несколько деревянных домов и общежитие.

До 1960 года завод был планово-убыточным предприятием. Только с этого года он вышел в число рентабельных и стал уверенно набирать темпы роста выпуска подъемно-транспортного оборудования. Товарная продукция составила 3460,3 тысячи рублей, численность работающих достигла 1012 человек. Кроме того, с 1960 года завод начал экспортировать продукцию в 15 стран мира: Албанию, Афганистан, Вьетнам, Индонезию, Ирак, Индию, Йемен, Египет, Китай, Монголию, ОАЭ, Румынию, Сирию, Турцию, Чехословакию.

С каждым годом механизация все шире внедрялась в производство, во второй половине ноября 1961 года установлен козловой кран грузоподъемностью в 5 тонн. Работники гаража своими силами из старой автомашины изготовили автопогрузчик. Всё это облегчило труд рабочих и удешевило себестоимость продукции. Десятимесячный план по производству валовой продукции завод выполнил на 102,5 процента. Если в 1960 году в течение 9 месяцев завод был планово-убыточным, то в этом году дал прибыли 78,8 тысячи рублей новыми деньгами. 8 марта 1961 года пущена в строй новая вагранка на литейном участке, а немногим больше, чем через 1,5 года запущена вторая.

В июне 1960 года при непосредственном участии кранового завода начали готовить площадку и рыть котлован под новое здание средней школы. А 15 сентября 1961 года в одном из деревянных зданий учебного заведения вспыхнул пожар, и детям пришлось заниматься в разных неприспособленных зданиях в три смены. Но вот 10 марта 1963 года свои двери распахнула новая трехэтажная школа, молодой директор Н.З. Лупач и директор завода Н.И. Шурупов разрезали красную ленту и открыли школьникам путь в новые кабинеты.

Завод развивался. От изготовления подъемно-транспортного оборудования освободились московские заводы «Стальмост», «Красный блок» и ташкентский завод «Подъемник». Но Красногвардейскому крановому требовались квалифицированные технические кадры. Для этого на предприятии в 1961 году был открыт филиал Ирбитского мототехникума, в который поступило сразу 64 человека, работающих на предприятиях поселка. В октябре 1964 года 29 учащимся была присвоена специальность «Техник-механик по подъемно-транспортному оборудованию» и вручены дипломы. Всего филиал техникума закончили 165 трудящихся завода.

Ежегодно на завод приезжали работать новые молодые специалисты из высших учебных заведений, например, инженер Яков Львович Ударцев. Он сразу зарекомендовал себя с лучшей стороны и был назначен главным инженером завода. Пройдя трудовую школу, он стал сменщиком Николая Ивановича на посту директора завода.

В 1963 году было полностью закрыто прокатное производство. Завод всецело перешел на выпуск подъемно-транспортного оборудования.

Николай Иванович Шурупов вышел на пенсию 21 марта 1963 года, оставив глубокий след в памяти жителей поселка. Облик нынешнего Красногвардейского кранового завода и поселка тоже обновлялся его стараниями. Двум заводам, на которых ему довелось проработать всю трудовую жизнь, он посвятил 52 года.

История, конечно, пишется по фактам, но она какая-то куцая, что ли, без красочных воспоминаний людей, которые жили вместе с тем или иным человеком. Только очевидцы могут характеризовать человека.

В этих газетных статьях я использовал воспоминания Алевтины Афанасьевны Шуруповой:

— Николай Иванович — яркая творческая личность, высокообразованный, интеллигентный человек, наделенный незаурядной памятью, исключительным трудолюбием и мудростью. Он говорил: «Родина — это алтарь, а не пьедестал. Родине надо приносить добрые дела, а не только ждать наград».

Действительно, он наград не ждал, да и не было у него их, кроме медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», но рабочие и служащие завода всегда их получали — и только заслуженно. Он не для себя старался, для других.

— Он работал много и подбирал рядом с собой людей честных, верных, способных на свершение поступков, двигавших производство вперед. Он прекрасно общался с молодыми и пожилыми, он был примером для них во всем. Потому что он был человек дела, слова и времени.

А мне вот приходилось слышать, что он всех рабочих и служащих завода знал по имени и отчеству.

— Нередко на завод приезжали солидные представители из министерства. Николай Иванович знакомил их с ходом реконструкции, после осмотра гостя не отправлял в общежитие, а приглашал к себе, и долго шел у них разговор о заводе. Николай Иванович был прекрасный дипломат, а его супруга Мария Ивановна, интеллигентная женщина, знала разные тонкости — как накрыть стол, удивляла гостей зимой свежими огурчиками. Им не стыдно было принимать высоких гостей: у них не было ни гарнитуров, ни ковров, но везде царили идеальный порядок, безукоризненная чистота, хорошая библиотека, роскошные цветы. Они всегда были гостеприимными хозяевами.

О честности Николая Ивановича, можно сказать, ходили легенды. Вот один из примеров.

­— Начальник УКСа К.П. Степнов много раз обращался к Николаю Ивановичу с заявлением: «Давайте, Николай Иванович, я построю коттедж для вас и для себя на пустом месте, здесь есть 6 заводских квартир, будет восемь». Он отвечал: «У нас без квартир учителя, врачи, а я буду иметь еще одну квартиру. Никогда». А на этом месте построили детский сад №25 и рядом водонапорную башню. Были желающие построить водяное отопление и душ в его квартире, а он ускоренными темпами строил душ в механическом цехе. А для жителей поселка построили великолепную баню.

Когда в поселке появился свой стадион, народ туда тянулся, как на праздник, да и были там праздники.

— Николай Иванович уделял исключительное внимание спорту, по его инициативе была организована футбольная команда. Каждое летнее воскресенье организовывались массовые гулянья и игры футбольных команд. Люди веселые, нарядные, жизнерадостные, общались друг с другом, девушки рассматривали наряды модниц. Футболисты ездили на соревнования в разные города области и возвращались с победой. Ездил с футболистами и заядлый болельщик Н.И. Шурупов.

Кто бы мог подумать, что Николай Иванович увлекался игрой на скрипке, имел великолепный слух, а в молодости руководил хором художественной самодеятельности и драматическим кружком.

— У него всегда были слова верные, а действия решительные. Выйдя на заслуженный отдых, Николай Иванович, по просьбе супруги, которую он обожал, решил вернуться на свою родину в город Людиново Калужской области. Но тоска по второй его родине никогда не покидала его. А на празднование 200-летия Кранового завода, несмотря на транспортные затруднения и преклонный возраст, он приехал. Здесь состоялась незабываемая встреча с теми, кому он отдавал свое сердце, вдохновение, упорный труд и свою мудрость.

Николай Иванович Шурупов — это человек-легенда нашего посёлка, его жизненный путь — достойный пример для каждого его земляка.

Константин Бороздин