Архив
19 февраля 2015 в 8:42

Культработники — народ небедный Но по какому принципу начисляют им зарплату, непонятно

Вот что меня поразило на этой неделе — разница в оплате труда работников культуры. Ну просто мне это показали на днях — кто и сколько зарабатывает. Так вот, есть в нашей культуре люди, которые получают по три-четыре тысячи, а есть те, кто получает по 70-100 тысяч, то есть в двадцать с лишним раз больше. Представить этакую пропасть, конечно, сложно, но она, уверяю вас, существует.

Чем обусловлена такая разница? Ну, может быть, первые — совсем не ценные работники, а вторые — наоборот, практически бесценные. Они, возможно, неоценимый вклад вносят в развитие культуры на территории АГО. И этот неоценимый вклад начальник Управления культуры сумела наконец оценить по-настоящему, с размахом.

И всё же.

Кто такая Волынец Надежда Борисовна, я, конечно, знаю. Ну, допустим, положенные ей 90 тысяч чем-то всё же объяснимы. Человек всю жизнь в сфере культуры работает, её голос, который звучит на городских митингах и концертах, ни с одним другим, наверное, не спутаешь. Ну, к тому же она сегодня — заместитель директора Централизованной клубной системы. Странно, конечно, что больше непосредственного начальника получает раза в два. Но ладно, оставим.

Реклама

Кто такая Бабкина Татьяна Александровна, мне тоже известно. Покровский ДК, Покровский хор, всё такое. Заслуги есть, конечно. Может, и действительно она больше остальных руководителей сельских ДК должна иметь, и 60-70 тысяч — это реальная для нашей сельской культуры зарплата. Не спорю. Хотя за других, которым намного меньше платят, как-то обидно. Однако тоже объяснение найти можно.

Но кто вот эти люди: гражданка Останина, получившая и в минувшем декабре, и январе за 80 тысяч, гражданка Ищенко, в чей карман в декабре упало больше 100 тысяч, а в январе 90, — я ума не приложу. Чего ж они такого выдающегося натворили в культуре АГО, что их вот так возможно оценить? Просто незримые, но незаменимые бойцы культурного фронта какие-то.

Есть и другие граждане, чьи зарплаты вызывают, скажем мягко, удивление.

А вообще я вовсе не против таких сумм — только за. Но я за понятные правила игры: почему одним так, а другим иначе. Хотя, возможно, и при существующем раскладе тоже есть свои правила, которые просто надо озвучить. Допустим, такие: чем ближе к начальнице Управления, которая, похоже, в одно лицо определяет все премии и стимулирующие, тем выше твои доходы. Или так: всем, кто готов поделиться своей зарплатой с лицом, принимающим решения, бонус в стопитцот процентов. Так, по крайней мере, было бы ясно, за что людей озолотили и в чей кошелёк утекли в конце концов эти суммы.

Предположим, та же Ищенко получает в разы больше остальных, потому что она — племянница начальника Управления культуры. Или той же Останиной выписывают зарплату большую-пребольшую, а она часть (предположим 25%) отдаёт в Фонд мира или просто с кем-то ею поделится. И — какие тогда вопросы могут быть у тех, кто родился не в той семье или делиться не хочет? Да никаких! Правда, в этом случае могут появиться вопросы у прокуратуры, которая, как минимум, коррупционную составляющую тут может усмотреть. А про максимум даже думать не хочется — небо в клеточку.

Вы поймите, я не утверждаю, что именно такие правила работают в нашем Управлении культуры. Я просто пытаюсь справиться со своим недоумением. Пока не получается.

Но, если честно, чем дальше, тем больше хочется копнуть. И, например, увидеть зарплаты тех, кто ещё и на хорошем внебюджете сидит. Имею в виду руководителей ДК «Энергетик», ДК им. Попова и ДК «Родина». Вот где раздолье-то…

Кстати, у самой Елены Борисовны Сахаровой, начальника Управления культуры, зарплата пониже всех выше названных её подчинённых будет — и значительно. Ну как же, она же ежегодно, как любой муниципальный служащий, отчитывается за полученные законным путём доходы. То есть у неё прозрачно всё. Наверное…

И опять меня терзают смутные подозрения. А вас?

Ирина Кожевина