Архив
19 марта 2015 в 8:37

Что происходит в ЦРБ? Часть VI Изобретён новый способ выжить из больницы врачей

Вообще это, конечно, наша боль — узкие специалисты. Их даже в самые благополучные для медицины времена было негусто. Поскольку они — штучные кадры. И всегда такими были. А ещё в медицине особенно долго держали и в нормальных больницах держат сегодня стажистов. На них зиждется стабильность, успешная работа и престиж медицинских учреждений. К ним идут люди, им доверяют больные, их опыт не имеет цены — согласитесь, знания и навыки, когда речь идёт о нашем здоровье и нашей жизни, бесценны.

Зарплата для особой касты

Хотя, собственно, все медики — это особая каста. Потому что на каждом из них лежит такая ответственность, которую многим из нас даже представить сложно.

И потому мы понимаем и принимаем все те повышения зарплат, которыми наших медиков одарили в минувшие годы и Правительство России вообще, и Правительство Свердловской области в частности. И слава богу, что так происходит, и пусть медики, увидев свои суммы в ведомости, поймут, как они нам нужны.

Вот и дорожная карта, в соответствии с которой должны развиваться различные значимые сферы жизни населения, была написана, наверное, в первую очередь для здравоохранения. Соблюдение позиций, обозначенных в этой дорожной карте, стало обязательным для всех бюджетных медицинских учреждений области. И пусть о заработной плате в ней говорится в последнюю очередь, но зато там чётко прописаны все целевые значения зарплат всех медицинских работников — начиная с 2011 года. В 2014 году, например, младший медицинский персонал должен был получать в среднем 20612,8 рублей, средний — 26460,6, врачи, имеющие высшее образование, — 54427,6. В 2015 году соответственно у санитарок зарплата должна подняться до 23979,5 рублей, у медсестёр до 30429,7 рублей, у врачей до 62591,8 рублей.

Думаете, эти цифры с Луны? Вовсе нет. В 2013 году (там целевые значения были чуть меньше, но тоже достаточно высокие) дорожная карта рулила по-настоящему, зарплаты выросли, люди в белых халатах вздохнули наконец с облегчением. Медики не дадут обмануть, всё было именно так.

В 2014 году у Артёмовской ЦРБ появилось новое руководство, и опять началась чехарда с зарплатами. У некоторых представителей благороднейшей из профессий она упала в два раза, есть даже случаи, когда в корешках медперсонала значение снизилось до критического — они получили в три раза меньше, чем прежде.

А в 2015 году на помощь «экономному» главврачу пришла ещё и… новая форма трудового договора.

Договор как военная тайна

Сегодня в Артёмовской ЦРБ вовсю идёт заключение эффективных контрактов. Медиков о желании перевести их на эту «продвинутую» форму трудового договора предупредили заранее — за два месяца до предполагаемого действа. Ну вот, теперь переводят — одного за другим. Первые результаты убеждают в том, что, во-первых, Артёмовский в скором времени останется без стажистов, во-вторых, со стороны к нам тоже ни один нормальный доктор не приедет, в-третьих, никого, по большому-то счёту, хворающие артёмовцы особо не волнуют.

Мы познакомились с некоторыми эффективными трудовыми договорами, подготовленными администрацией ГБУЗ СО «Артёмовская ЦРБ». И увидели зарплатные корешки врачей, в том числе и узких специалистов, известных всему району стажистов, — в них отразился порядок сумм, которые, начиная с этого года, будут получать наши медики.

Называть тех, чьи контракты мы увидели, не будем. Поймите нас правильно: уровень гонений на посмевших вынести какую-либо «секретную» информацию из ЦРБ, просто зашкаливает. Более закрытого ведомства на территории АГО сегодня не существует. Даже на получение простейших ответов у нас, например, уходят недели. При этом каждый врач, каждый руководитель подразделения боится выдать какую-то военную (совсем не врачебную — это бы мы поняли) тайну.

Вот и договоры, которые администрация учреждения сейчас заключает со своими работниками, не рекомендуется никому показывать. В соответствии с этим «эффективным» документом работник обязуется «не разглашать» тайн и «не передавать… материалы и документы, связанные с деятельностью работодателя».

Так что будем говорить об уровне вообще. Для этого, кстати, нам даже ведомость по начислению зарплаты не очень-то нужна. Всё объясняет сам договор.

Про шесть критериев и отсутствие логики

Берём один из самых показательных контрактов — у его обладателя и стаж имеется, и востребованная специальность.

Итак, оклад — 6370 рублей. Плюс коэффициент за квалификацию и непрерывный стаж работы в лечебном учреждении. Итого чуть больше 9 тысяч.

Но это без стимулирующих выплат, которые, как известно, составляют ныне пусть не базовую, но основную часть зарплат очень многих наших бюджетников. Вот и в этом контракте всё честь по чести: врач точно знает, сколько ему могут добавить по итогам работы за месяц. В самом лучшем случае чуть больше 12 тысяч. При условии, что его работа будет соответствовать всем шести критериям оценки эффективности, которые, кстати, сводятся в основном к выполнению показателей по подразделению и выполнению приказов вышестоящих начальников, в том числе главврача, об участии в огромном количестве мероприятий. Кстати, такой критерий, как удовлетворенность качеством оказания медицинской помощи, стоит меньше двух тысяч…

Итого 21-22 тысячи при самом удачном раскладе. И сверху — районный коэффициент. Плюс ночные дежурства, которые стоят около тысячи. Всё. А реальная зарплата этого врача показывает, что удачным расклад бывает не всегда: итоговая сумма при наличии дежурств составила меньше 20 тысяч. У другого — меньше 15 тысяч.

Негусто, правда? К тому же стимулирующие — штука настолько ненадёжная, что при определённых условиях их можно лишиться совершенно. И не только за невыполнение критериев с №1 по №6, но и за всякое другое: не соответствующее нормам предоставление отчётности, несоблюдение всяческих порядков и стандартов и т.д. Причём за один и тот же «проступок» можно лишиться стимулирующих дважды. А ещё (это особенно радует) суммы, которые врач может потерять, превышают суммы, которыми его могут стимулировать, раза в полтора-два. Например, если его работа будет соответствовать критерию №1, то вознаграждение назначат чуть более 3 тысяч, не будет — накажут почти на 6 тысяч.

Логика — нулевая. Настроение у врачей соответствующее. Понятно, что в их семьях речь идёт об увольнении и поисках лучшей доли.

В нашем Багдаде всё спокойно?

Теперь о тех вопросах, которые у нас не могли не появиться после знакомства с эффективными трудовыми договорами.

В прошлом году, погрузившись в ситуацию, сложившуюся в нашей медицине, мы получили ряд документов, свидетельствующих о том, как замечательно обстоят дела с зарплатами артёмовских медиков. В частности и.о. министра здравоохранения Свердловской области Н.Н. Кивилёва ответила газете «Всё будет!», что в Артёмовской ЦРБ показатели средней заработной платы работников в порядке и за 9 месяцев 2014 года вполне соответствуют дорожной карте, что «снижения средней заработной платы… к уровню 2013 года не допущено».

Обратись мы сейчас в министерство, наверное, ответят так же: всё в соответствии с дорожной картой.

Но тогда смотрите, что в сухом остатке. Средняя зарплата врача по этой дорожной карте больше 60 тысяч. Наш врач получает 20 тысяч. А где же в таком случае остальные 40 тысяч, которые с помощью эффективного контракта так ловко отняли у известного доктора? Если исходить из простейшей логики, то кто-то же в АЦРБ благодаря этому манёвру разбогател на 40 тысяч и сегодня кладёт в карман 100 тысяч? Иначе не получилось бы средней цифры, выходящей на уровень дорожной карты. Так кто в таком почёте у главврача и за какие заслуги?

Да уж, простые арифметические действия порой приводят к удивительным итогам. Например, на официальном сайте нашего учреждения здравоохранения мы насчитали 112 врачей, реально работающих с населением. Теперь представьте, что у каждого из них отнимут хотя бы по 10 тысяч… А если по 40 тысяч? А если учесть, что есть ещё и медицинский персонал, зарплаты которого тоже можно перераспределить в чью-то пользу внутри учреждения? И тогда, заметьте, и главврач, и министерство, и любые спустя рукава проверяющие органы будут продолжать нас всех убеждать, что в Багдаде всё спокойно: средняя же зарплата соответствует…

Ну и про стимулирующие выплаты тоже хочется высказаться. Вот интересно: хоть где-нибудь высокие стимулирующие получают действительно те, кто заслуживает, кто держит на своих плечах и двигает вперёд здравоохранение, культуру, образование? Или везде корешки радуют только тех, кто ближе к телу начальника?

Меня мучает этот вопрос. Ведь стимулирующие выплаты — это возможность государства поддержать компетентных, неравнодушных, добросовестных работников, тех, кто улучшает нашу жизнь. Так почему государство распределение бюджетной помощи энтузиастам и подвижникам отдаёт, по сути, на откуп одному человеку, который может оказаться как раз некомпетентным, равнодушным, а может, и недобросовестным, нечистоплотным?

У меня нет ответа. А у вас?

Ирина Кожевина