Архив
21 октября 2015 в 8:23

Бремя околокультурных страстей В очередной раз уволена директор ДШИ №2 Т.П. Хабарова

Буланаш в шоке. Да и не только Буланаш. В редакцию звонят и городские жители, прочитавшие очередной «шедевр» господина Шарафиева в его газете, посвящённый директору ДШИ №2 Т.П. Хабаровой, вернее, её очередному увольнению. Приходят работники культуры, знающие ситуацию изнутри. Смысл обращений: реабилитируйте Хабарову и объясните людям, что происходит.

Татьяна Павловна едва ли нуждается в реабилитации — больше 20 лет она работает директором школы, школа всегда была на хорошем счету, сотни артёмовцев благодарны ей за открытую им дорогу в музыкальную и обычную жизнь.

А вот объяснить то, что происходит, наверное, нужно.

Тем более что минувшая неделя околокультурные страсти накалила до предела.

Такая вот престидижитация

Итак, на прошлой неделе начальником управления культуры Е.Б. Сахаровой без объяснения причин был прекращён контракт с Т.П. Хабаровой. Как происходило это увольнение — особая песня.

Во вторник Татьяна Павловна приехала в управление на обычную планёрку. После планёрки состоялся разговор с Еленой Борисовной. Вот суть. Вопрос: почему не подчиняетесь начальнику и не выполняете его указание перевести ДШИ №2 в централизованную бухгалтерию? Ответ: не доверяю и жду решения суда, суд решит — переведу. Реакция: ну тогда вот так… И тут же, по мановению руки, появляется документ — приказ об увольнении. Ну не начальник, а просто престидижитатор какой-то (слово не оскорбительное, посмотрите в словаре).

Огорчённый директор на маршрутке едет на работу на Буланаш. Приезжает и… снова встречает там начальника управления культуры: опередив Татьяну Павловну, Елена Борисовна первой появляется в ДШИ, очевидно, с целью правильно преподнести информацию и избежать народных волнений в школе.

На следующий день Е.Б. Сахарова собирает сотрудников ДШИ, где представляет нового руководителя — С.С. Замараева, бывшего ученика школы. И рассказывает людям, проработавшим с уволенным директором долгие годы, страшные истории про Т.П. Хабарову. Это у самого культурного из начальников манера такая: собирать на прощанье всю муть, которая накопилась в душе, и делиться ею с подчинёнными (о недавней подобной же судьбоносной порке перед коллективом, думаю, с содроганием вспоминает уволившийся на днях директор музея Е.В. Корепанова).

В четверг С.С. Замараев приходит на работу, но «правительственный» кабинет в ДШИ ещё занят.

А потом наступает пятница.

С помощью полицейских

В пятницу выселять Т.П. Хабарову приезжают начальник управления культуры Е.Б. Сахарова и председатель ТОМС п. Буланаш Ю.П. Цыплёнков. Поскольку Хабарова от этого визита, прямо скажем, не в восторге, Юрий Павлович зовёт на подмогу полицию — а как иначе справиться с женщиной, служительницей культуры и почётным гражданином п. Буланаш?

Дальше вообще интересно. Пять часов все эти облечённые властью люди плюс новоиспечённый директор Замараев наблюдают, как униженный, теперь уже бывший руководитель ДШИ освобождает свой кабинет: за двадцать лет, сами понимаете, немало накопилось бумаг и пособий.

Не знаю, как вы, а я до сих пор прийти в себя не могу. Им всем что, делать нечего? Главному культработнику нашему, руководителю такого большого посёлка и особенно стражам порядка? Может, оттого мы полицию и не можем дождаться там, где она действительно нужна, что полицейских используют вот таким образом — для выполнения каких-то частных поручений? И что за манера — производить эдакие манипуляции на глазах у детей, родителей, во время учебного процесса?

В эту же пятницу выходит статья в «Егоршинских вестях».

Не ангел, конечно

Рассказу про то, какая Хабарова злостная преступница, поверит разве что человек, зомбированный Шарафиевым. А кто такой Шарафиев, понятно. И кого он с остервенением купает, извините, в сортире, тоже. Того, кто оказывает сопротивление.

Соглашусь: не ангел она, конечно. Но тот, кто работал с Т.П. Хабаровой, точно скажет: чужое в карман не положит. Всякие времена были в культуре, да и в жизни страны тоже. Приходилось изворачиваться, чтобы выжить, и не сомневаюсь, что по сей день у каждого руководителя есть в шкафу свои маленькие или большие скелеты. И за проступки — ну как с этим не согласиться? — действительно нужно наказывать.

И Хабарову наказали, в том числе и в судебном порядке, заставив её из своего кармана выплачивать штраф, поскольку допустила нецелевое использование бюджетных средств. Ну, например, настройщику платила, хотя не должна была. Что тут спорить? Так решил суд.

Только есть два момента, которые многое поясняют.

Не судите…

Во-первых, если уж наказывать, то всех одинаково, а не избирательно. Потому что, на самом-то деле, Счётная палата АГО, заключения которой стали отправной точкой для расследования, проверяла все учреждения культуры и везде нашла нарушения. Пишу это как человек, знакомый с отчётами Счётной палаты. То есть, понимаете, в каждом подразделении так или иначе нарушали финансовую дисциплину. Вывод, к которому приходит каждый, кто пораскинет мозгами: а дело-то, похоже, не только в руководителях учреждений, но и в бездарном общем руководстве — управление культуры и контролировать ничего не в состоянии, и помочь своим подчинённым методически, чтобы разобрались и не делали ошибок, не может. И второй вывод: а почему, собственно, такая дискриминация — почему органы после этой проверки занимаются только Хабаровой?

Во-вторых, как я уже сказала, хочется задать вполне человеческий вопрос: а куда ушли те самые финансы, которые неправильно использовались? Ведь хищения не обнаружено, и сегодня Хабарова выплачивает те суммы, которые она не присвоила, а использовала (пусть и неправомерно) во благо своего родного учреждения… Для следствия это не имеет никакого значения, но для нас-то с вами!

И ещё: а судьи кто?

3:2 в пользу Хабаровой

Теперь о гражданских судах.

Шарафиев с упоением рассказывает о том, что Хабарова все процессы Сахаровой проиграла. На самом же деле Хабарова и Сахарова судились пять раз (4 раза по выговорам, один по восстановлению в должности), и в Артёмовском городском суде подчинённая выиграла у начальницы четыре суда из пяти. Один процесс проиграла, поскольку изначально не был оспорен акт, который и стал основанием для обвинения. И ещё один был отыгран Сахаровой в отсутствии оппонентов в Областном суде. Итого 3:2 в пользу Хабаровой. Прекрасная иллюстрация к тому, насколько компетентен начальник управления культуры, правда?

И, между прочим, суд решил, что управление культуры должно выплатить Татьяне Павловне компенсацию за моральный вред, за вынужденные прогулы и оплатить услуги адвоката. Но вот ведь что тут странно: плату решено произвести из местного бюджета. То есть местный бюджет привычно, уже не в первый раз заплатил за безграмотность Сахаровой. Вы поняли, да? Хабарова за свои ошибки платит из своего кармана, а Сахарова — из бюджетного.

Так может ли Сахарова сегодня рассказывать страшные истории про Хабарову?

Я даже ничего не буду говорить о других тёмных пятнах на репутации начальника управления культуры — о странных путях внебюджетных денег во вверенных управлению учреждениях, о десятикратной разнице в зарплатах, которая сегодня существует в нашей культуре, когда никому не известные технические работники получают до сотни тысяч в месяц. (Как вы думаете, между тем, что они реально получают, и тем, за что они расписываются, есть разница? А если есть, куда уходит?).

Не буду говорить, потому что речь сейчас о другом.

О человеках и человекоединицах

Все окружающие понимают, почему Сахаровой во что бы то ни стало надо убрать Хабарову.

Хабарова с её судами постоянно демонстрирует несостоятельность Сахаровой.

А ещё Хабарова, прежде чем подчиниться тому или иному приказу, думает. И, между прочим, именно благодаря этой её «задумчивости» ДШИ №2 осталась самостоятельной единицей, потому что это на её письмо из Министерства культуры последовал ответ о нецелесообразности безумной сахаровской реорганизации — слияния двух школ искусств в одну.

«Скандалистка и сутяжница» — так назвал Татьяну Павловну в своей газете Шарафиев. Человек, отстаивающий своё право быть человеком, а не человекоединицей, сказала бы я о ней.

Поймите, я не защищаю Хабарову безоговорочно: она действительно порой реагирует на любую несправедливость излишне эмоционально, резко. Просто прошу поставить себя на её место: ещё неизвестно, как бы повели себя вы, если бы над вами издевались несколько лет подряд? Если бы — проверка за проверкой, выговор за выговором, унижение за унижением? Вспомните доведённого до крайности предпринимателя из Красногорска.

И представьте, как директора школы искусств с 21-летним стажем, педагога с 36-летним стажем, почётного гражданина посёлка Буланаш с полицией выбрасывают из своего кабинета…

Я знаю, что после этого испытания, которое с подачи Е.Б. Сахаровой было устроено Т.П. Хабаровой, последней предлагали вызвать «скорую».

Ещё я знаю, что помощь Татьяне Павловне предложили многие люди, в том числе великая русская певица Татьяна Юрьевна Петрова.

И, конечно, я уверена: «скандалистка» Хабарова будет судиться дальше.

А теперь последую примеру Шарафиева, в финале наклеившему ярлык на Хабарову.

«Безграмотная чиновница, не имеющая сердца» — это про Сахарову. Слова одной из моих собеседниц, под которыми я подписываюсь полностью.

Ирина Кожевина