Архив
30 марта 2016 в 0:00

Дьявол — в деталях Поговорим о подоплёке «коммунального» митинга?

Вот не было никакого намерения писать об этом «народном вече». Тем более что абсолютное большинство участников его собирались обсудить истинно наболевшее: коммунальные тарифы, плату за капитальный ремонт, плохие дороги. Потом накопилось такое количество деталей, что захотелось поговорить об организации и проведении этого мероприятия.

Деталь первая. Накануне проходил я по улице Физкультурников. Ко мне обратилась женщина: пригласила на митинг и предложила взять листовки. Я поинтересовался, кто проводит митинг. «Мы, пенсионеры», — ответила она и адресовала к газете «Егоршинские вести». «Там ещё этот приедет, из области», — пыталась напомнить она, но кто — так и не смогла назвать. Как не смогла и объяснить, почему листовки анонимные и без выходных данных.

А правда? Если всё законно, то почему скрывать имя организатора (или организаторов) акции?

Деталь вторая. Так называемый экономический блок (видимо, имелся в виду целый блок вопросов), где докладчиком ведущий митинг г-н Елькин объявил г-на Гусарова, свёлся к 15-минутному монологу последнего о чём угодно, только не об экономике. Если поискать во всём сказанном, так сказать, жемчужное зерно, то оно выглядит так: Гусаров — патриот Артёмовского. В этом, собственно, никто и не сомневался. Но вот докладчику следовало бы в следующий раз записать свою речь на диктофон и предварительно прослушать её, критически оценив, если можно, конечно, а не зажигать собравшихся лозунгами о смене власти.

Деталь третья. Когда после получаса стояния на крепком ветру собравшиеся стали ёжиться от холода, спикер митинга произнёс, как мне кажется, ключевую фразу: «Замёрзли? Может, попрыгаем?» Вот тут, по логике вещей, оставалось крикнуть: «Кто не скачет, тот…!»

И после этого вы мне будете доказывать «что это не попытка организовать майдан?».

Деталь четвёртая. А сколько было приезжих! Кто они, наблюдающие или рейдовая бригада, кочующая с одного митинга на другой, чтобы промониторить ситуацию и доложить о результатах по инстанции?

Деталь пятая. Люди, до конца простоявшие на площади, говорят, что организаторы митинга после окончания дружно направились в ресторан «Венеция». Это что, плата за проделанную работу?

Скажу сразу, подводя итог, — я не против митингов, эта форма массовых выступлений укладывается в закон о свободе слова. Только вот политическая (и правовая) культура общества столь низка, что такой митинг, исходя из одной конституционной нормы, тут же нарушает другую, призывая фактически к свершению власти. Долой и муниципальную, и региональную власть… У вас что — создано теневое правительство, которое готово взять власть в свои руки? Интересно, что в этом участвуют и депутаты Областного Законсобрания, и им почему-то до осенних выборов не терпится сменить власть.

Да оглянитесь же на майданутую Украину!

Анатолий Корелин