Архив
12 мая 2016 в 0:00

Радоница. Смешение чувств На девятый день после Пасхи

Радоница — радостный праздник встречи с ушедшими от нас близкими людьми. Вот и идём мы на девятый день после Пасхи на знакомые погосты.

В нынешнюю Радоницу было всё как всегда. Люди шли и ехали к родным могилам, несли букеты и поминки. Опять было столпотворение машин возле кладбищ, опять ходили граждане, собирающие с могил оставленное угощение. Опять были встречи с родственниками и знакомыми — вспоминали похороненных, говорили о жизни.

Удивительный день — Радоница, смешение чувств.

Мы, сотрудники газеты, побывали на разных кладбищах района. Вот какими наблюдениями и мыслями хотели бы поделиться с читателями.

Дорога была, как скатёрочка

— Я еще помню советское время, когда дорога к кладбищу была ровненькая, как скатерочка на столе, — жаловался мой родственник, продвигаясь по ямам и ухабам, называющимся дорогой, на машине.

Сейчас доехать до Покровского кладбища непросто, да и неприятно. Ехали мы до родных могил 9 мая. По ухабам, в тумане из пыли, поднятой множеством ног и колес. Пешеходы, пробирающиеся по обочине, натягивали на лица платочки и кофты, чтоб поменьше вдыхать. Поднялись в горку у реабилитационного центра — свалка. Огромная, запашистая, примерно с гектар. Добрались до кладбища — мусора поменьше, но та же история: кучки, кучки из старых искусственных цветов, веток, пакетов. Кстати, здесь, в селе, нет таких откровенно наглых собирателей с могил поминальных обедов. Может быть, потому, что населенный пункт небольшой и все друг друга и в лицо и по именам знают?

После уборки

Куча мусора у забора на Буланашском кладбище поразила своей величиной. В хорошем смысле. Наверное, это самая маленькая горка мусора, которую пришлось увидеть на разных кладбищах в эту Радоницу. Близкие, которые тоже отметили эту особенность, предположили, что, возможно, просто не по всему кладбищу прогулялись, вот и не увидели минусов. Не верилось как-то. Но знакомые рассказали, что накануне была объявлена генеральная уборка для родственников тех усопших, что похоронены здесь, и мусор вывозили машинами. Кроме того, на буланашском кладбище у входов на центральные аллеи всегда есть горки шлака для подсыпания дорожек, потому и к могилам пробраться можно не по грязи.

Вот только культура поведения на кладбищах у нас, увы, хромает. И выпивали, и почти кричали, и собирали поминальные обеды с могил, почти не скрываясь. А фантики от конфет к вечеру усыпали многие дорожки.

Поглотят могилы

За селом Трифоново кладбище буквально за несколько лет разрослось, отодвинувшись далеко в поля. И всё вроде бы здесь удобно — и рядом с городом, и места неосвоенного еще много, но огорчает оно мусорными кучами. По всей видимости, это самое замусоренное кладбище города. Мусорные кучи здесь повсюду — и по обочинам, и через дорогу, и среди надгробий, и в лесу, и у железнодорожного полотна. Если их не начать срочно вывозить, кучи поглотят прилегающие к ним могилы. Людей понять можно: пришли прибрать на могилке, куда девать выцветшие искусственные цветы и венки?

Вот если бы мы когда-нибудь пришли к мысли, что нести на кладбище нужно живые цветы, а не мёртвые… Ну, подумайте сами: во-первых, не будет мусора. Завядшие букеты можно складывать в компостные кучи — они рано или поздно перегниют, даже если их не вывезут, природе урон не будет нанесен. Во-вторых, по православным традициям, нести на погост нужно именно живые цветы. В-третьих, в этом году искусственный цветок из куска клеёнки и полоски пластика стоил дороже живого. Так зачем питать эту индустрию, которая, к тому же, «наглеет»?

Ну, а пока проблема этого кладбища — кучи искусственного мусора.

Живые и мёртвые

Кладбище на Песьянке всё больше напоминает какой-то непроходимый лабиринт. Чтобы добраться до родных могил, многим приходится по десять раз переходить с одной дорожки на другую, потом возвращаться обратно, затем, оказавшись в тупике, снова искать выход. А что делать, если всё кругом перегорожено оградками, если уже погост на погосте теснится? Оттого и плутают многие на кладбище, не сразу находят своих усопших родственников — возникают всё новые и новые могилы там, где их не должно быть и не было ещё вчера. Есть, наверное, смысл уже инспекцию провести по этому последнему пристанищу и кому-то уменьшить площадь, с большим запасом огороженную оградой. Ну и, конечно, не нужно больше хоронить на тропинках, по которым люди ходят. Иначе живым, как это ни прискорбно, придётся идти прямо по мёртвым, то есть по могилам.

Тихо и спокойно

Наверное, в этом смысле самым образцовым оказалось татарское кладбище. Посетившие его говорят, что здесь нет мусора — его выносили за территорию и складывали в кучу, которую накануне родительского дня вывезли. Так что и сама территория, и подъезды к ней чистые. В прошлом году вдоль кладбища поставили хороший забор — деревянный, выкрашенный на совесть. Возле него оставляют машины.

На татарском кладбище не принято есть и употреблять спиртные напитки, и это правило строго соблюдается. Здесь даже столиков у могил нет — не для чего. И вообще здесь тихо и спокойно — пришли, проведали могилки и ушли.

Ирина Кожевина, Наталья Шарова, Любовь Шмурыгина, Татьяна Хузятуллина

«ВСЁ БУДЕТ!»