Архив
30 июня 2016 в 0:00

Чтобы Артёмовский задышал Николай Кожемякин о том, что нужно делать сегодня ради завтрашнего дня

Разговор на злобу дня начался с вопроса самого Николая Николаевича.

— Сейчас должна начаться агитация за депутатов. Раньше занималась этим любимая партия КПСС. Подбирали людей, работали с ними. А сейчас депутатов кто-то подбирает, кто-то разговаривает с кандидатами?

— По-моему, кулуарные беседы в основном ведутся. А вообще партии тоже подбирают. «Единая Россия» вон праймериз провела.

— В том-то и дело, что партии — и каждая в свою сторону тащит. То есть никакой орган не занимается подбором депутатов. И нет никакой разницы, кто там теперь бумажку подаст про то, что он хочет быть депутатом, — может, абсолютно безграмотный человек, не то, что в бюджете, вообще ни в чём не разбирающийся. Вот в чём наша беда: все мы сидим и чего-то ждём. Придём голосовать, а там — вот оно, дождались.

— И что предлагаете?

— Нужно узнать больше мнений, спросить людей компетентных, уважаемых, авторитетных. И нужно, чтобы подбором депутатов занимались на каком-то хорошем уровне.

— Но кто, кроме партийцев? Власти права не имеют.

— Вот я был членом Общественной палаты. Орган, прямо скажем, рудиментарный. Я год отсидел — не знаю, зачем вообще туда ходил. Ни полномочий, ни прав — зачем он? Вместе с тем, это, кажется, самый нейтральный орган, неплохие там люди. А вот если бы им это и поручить? Пусть бы Общественная палата занялась подбором кандидатов в депутаты. Глядишь, и им бы было веселее — ну мухи же дохнут на заседаниях. Красота, если бы Общественная палата этим занялась — вот именно подбором кандидатур. Люди с опытом, должно было бы получиться неплохо. И, может, Дума бы сформировалась стоящая.

— Действующая чем не нравится?

— А этих депутатов я просто от всей души хочу попросить: дорогие вы наши, уйдите бога ради, достали уже, отрыжка от вас. Я согласен, каждый депутат думает о том, что я-то хороший, это вот он такой… Вот и вы, наверное, так думаете — человеческая натура такова, по себе знаю. А я полагаю: надо всю Думу убрать, чтобы больше такого не повторилось.

— Сами бы пошли в Думу?

— А можно же после шестидесяти в депутаты? Вот когда-то в «Вестях» написали о клубе «зашестидесятников»: какая, мол, от них польза? А вот она, польза. Ради того, чтобы остановить беспредел, который у нас сегодня творится, наши старики с удовольствием бы пошли в Думу. Мне сегодня 72 — ну пять-то лет я наверняка смогу ещё поработать. И у нас много таких там. А сгусток опыта — он как раз в этом обществе. Муторно, что сидим вот так и ждём, когда та же самая власть останется в том же доме. Если снова у нас в Думу придут Гареева, Шарафиев и прочие, опять ничего не будет, одни дрязги: тут не согласились, там не собрались… Был Пономарёв более-менее разумный мужик, и тот ушёл.

— Но он, скорее всего, из-за декларации ушёл: не хотел афишировать свои доходы.

— Ну да, наверное, есть что. Но, может быть, он в мэры собрался…

— Может быть. Пока говорят только о том, что в мэры собрался покровский глава Самочёрнов.

— Разные слышал отзывы о нём. Думаю, что мэром должен быть производственник — это обязательно. Жаль, что потеряли мы Табаринцева — кто бы что ни говорил, мне довелось с ним немножко работать и мне нравилось с ним работать. У него всё резонно, ему можно что-то доказать, можно с ним разговаривать, спорить. Но когда он принимает решение, приходится выполнять. В этом он чем-то напоминает Плишкина. Но у него судимость, которую на него повесили… Ему нельзя сейчас избираться?

— Я думаю, что можно. Время же прошло, судимость погашена.

— Хороший мужик пропадает.

— Хороший. Но знаете же, что начнётся, какая поднимется кампания против него в тех же «Вестях». Едва ли захочет снова про себя столько гадостей узнать…

— А по-моему, у него большое желание работать. И он умеет это делать. Вот одна кандидатура. Вторая кандидатура — Скутин. Он уже где-то лет 25 в Мостовой властвует.

— Согласна, тоже достойный был бы кандидат. Но, думаете, пошёл бы?

— Надо работать с ним. Вот я бы поехал в своё время в Красногвардейский? Но меня пригласили и сказали: поедешь. И вот порядка сорока лет там живу. Да, Скутину до пенсии года полтора осталось, здоровье, может, не очень, но у него громаднейший опыт, он всё знает изнутри. Он столько накопил знаний, такой объём — другому же это не передашь, неужели не хочется самому попробовать помочь городу?

Или вот Вяткин с машзавода. Бабкин когда ушёл, спрашивали, кого вместо него в Общественную палату. Я тогда сказал: чтобы вырастить мэра будущего, надо Вяткина посадить на это место. У него на заводе полные руки оружия, а здесь — голые ладошки. Посидит, прочувствует, это будет воспитание будущего руководителя. Даже если он сейчас не пойдёт в главы, но мало ли что там, на предприятии, может случиться — и вот вам готовый руководитель городского уровня.

Сегодня уже надо 2-3-4 кандидата подобрать, чтобы комиссии, которая потом приедет помогать нам главу выбирать, подать своих достойных людей и каждого охарактеризовать.

Я не знаю сейчас руководителей предприятий… Может, из них кто-то?

— Так у нас сейчас руководители больших предприятий в основном варяги.

— Ну и что? Какая разница? Личность надо искать. Когда вся страна встала на корячки, пришли Примаков и Ясин — и у этих двух мужиков страна-то задышала. Через полтора года заводы заработали, всё зашевелилось. Вот где нам взять такую личность? Ну первые руководители — варяги, а вторые? Надо ехать по предприятиям, разговаривать с людьми, искать достойных. Никто этого не делает. Никому не нужно.

— А если сегодняшняя верхушка пожелает остаться?

— Да упаси Господь — так и напишите. Главный недостаток наших глав не в том, что они чего-то не знают — это нормально, человек всё не может знать. Но они же и учиться не хотят. И ещё один момент. Когда я из секретарей комсомольских пришёл работать в мастера, мне один хороший человек сказал: вот ты полдня работай на сегодняшний день, потом всё бросай и с обеда начинай работать на завтрашний день. И тогда у тебя участок будет работать как часы. И это действительно дало результат. Когда главой был Павел Васильевич Корелин, он каждый вторник набирал вот такой кейс бумаг, писем всяких и ехал в областное правительство. И целый день там ходил по кабинетам — работал на перспективу. И наработал столько, что потом Манякину хватило ещё на три года. А Манякин думал как? Провёл совещание — и это основная работа. Насовещал всех, они все побежали и сделали. Но на самом деле это корелинские наработки ещё три года ему помогали.

— У Корелина, кстати, и замы все так работали — часто у них мысли далеко впереди где-то крутились, это точно.

— Какой сам, такие и замы. А сегодня в чём наработки? Что сегодняшняя власть оставит завтрашней? Раздрай и дрязги? Город в аховой ситуации — нужно искать людей, которые смогут сделать так, чтобы Артёмовский задышал.

Ирина Кожевина