Архив
13 октября 2016 в 0:00

Соцработники: точка кипения Как помочь тем, кто сам призван помогать?

Помните, к нам приезжал областной министр соцполитики Злоказов? Он тогда очень похвалил наш местный КСЦОН (Комплексный социальный центр обслуживания населения). Замечательный, мол, центр, так хорошо работает, старается, обслуживает население просто исключительно. Мы опубликовали эти слова министра без особых сомнений — нам тоже казалось, что всё в КСЦОН в порядке, что слова министра близки к истине.

Однако, как сейчас мы понимаем, не совсем близки к истине слова, потому что не всё в порядке.

Не говорим о том, что вообще происходит в КСЦОН, говорим только об одном из направлений его работы — социальном обслуживании на дому, только о самой важной составляющей этого процесса — соцработниках, только об одной обслуживаемой территории — посёлке Буланаш.

На днях состоялся очередной суд бывшей сотрудницы центра, соцработника Л.М. Гостеевой с ГАУ «КСЦОН Артёмовского района». Людмила Михайловна судится со своим бывшим работодателем, требуя восстановить её на работе и выплатить причитающуюся ей зарплату. И пусть суд по восстановлению на работе она проиграла, но картина в результате всех этих разбирательств открылась удручающая.

Просто стало очевидно, в каком состоянии сегодня находятся сами социальные работники — похоже, те люди, которые приходят на помощь самым обездоленным артёмовцам, сегодня и сами нуждаются в помощи. То, что нынче происходит с их зарплатами, с условиями труда, похоже на геноцид на профессиональной почве.

Связано это, как вы сами уже, наверное, догадываетесь, с появлением в их жизни «дорожной карты». 


«Дорожная карта» как дубинка

Зачем её дали в руки руководителям?

Вот можете ответить, почему с появлением «дорожной карты» должно было улучшиться положение всех основных работников отрасли, направления, а улучшилось только положение руководителей? Нет? А я могу.

Потому что «дорожная карта», самым наглым образом вмешавшись в трудовые отношения и перечеркнув многие положения Трудового Кодекса РФ, дала в руки руководителям различных структур (в здравоохранении, в образовании происходит то же самое) мощнейшие рычаги влияния. Они теперь могут влиять на зарплаты свои и своих подчинённых так, как не влияли никогда. Им подарили тот документ, с помощью которого администраторы всех мастей теперь могут объяснить самую мизерную и самую непомерную заработную плату. Вот они и машут ею, как дубинкой, используя эту возможность для собственного обогащения и для ущемления непокорных работников.

Смотрите, что произошло с местными сотрудниками КСЦОН.

Чем занимаются соцработники, в общем-то, понятно. Они приходят к своим клиентам (старикам, инвалидам) домой, чтобы помочь им — сделать покупки, вымыть пол, приготовить еду и т.д. Клиенты, конечно, разные, но порой количество необходимых услуг достигает цифр просто астрономических — у Л.М. Гостеевой, например, был клиент, которому требовалось оказать 77 услуг.

Понятно, что на исполнение каждой услуги тратится определённое время: на покупку и доставку продуктов — 50 минут, на мытьё полов — 30, на помощь в приготовлении пищи — 40…

Время нужно и на перемещение соцработника по заданному маршруту: кто близко живёт от отделения, кто далеко, кому-то в один нужно магазин сходить, а кому-то в другой, чтобы заплатить за коммуналку, опять же приходится побегать.

Ну и, разумеется, на отчётность, заполнение всех необходимых документов тоже нужны минуты и даже часы.

Работодатель, если смотреть по трудовым договорам, гарантировал своим сотрудникам (тем, кто работает в п. Буланаш) 36-часовую рабочую неделю.

В соответствии с количеством оказываемых услуг и количеством потраченного на их оказание времени определилось когда-то и количество клиентов для каждого. В 2014 году это было в среднем 11 человек. Причём у того, кому доставались самые тяжёлые клиенты, их было меньше. И наоборот. Всё справедливо, правда?

«Дорожная карта» изменила ситуацию кардинально. В Постановлении Правительства Свердловской области, где она опубликована, сказано, что к 2018 году «численность получателей социальных услуг, обслуживаемых одним социальным работником, должна достичь в среднем 16,8 человек».

Администрация КСЦОН сразу же взяла под козырёк, несмотря на то, что 2018 год наступит совсем не завтра. 1 января 2015 года в центре было составлено новое штатное расписание, в соответствии с которым было сокращено 20,5(!) ставок социальных работников. Посчитали просто. 646 получателей услуг поделили на 16 (новоявленную норму), получилось 40,5 ставки.

Понятно, да? С этого момента клиентонорма для соцработников была определена: полная ставка равняется 16 клиентам. Больше никакие показатели не учитывались, те копейки, которые доплачивались за «эффективность», нивелировались весьма разнообразными вычетами за проступки. Ту же Гостееву однажды «оштрафовали» за покупку для клиентки стиральной машины, посчитав, что это за рамками её полномочий.

Зарплаты упали до самого плинтуса. Порой соцработники, у которых было меньше клиентов, отработав полный рабочий день, за месяц получали по 3-4 тысячи на руки (при ставке в 8-9 тысяч это неудивительно).

В июне 2015 года было объявлено о сокращении.

Л.М. Гостеева была одной из первых в этой очереди.

Но в данном случае речь даже не о ней, а о тех, кто остался. И раньше соцработники не всегда укладывались в 7-8-часовой рабочий день, достаточно часто они заходили к своим клиентам и после работы, и в выходные, потому что знали, что их там ждут, они нужны больным и немощным людям. А что теперь? Некоторые, возможно, могут справиться с той нормой, которая им сегодня определена в соответствии с «дорожной картой». Но немногие.

— Нам порой только дверь открывают по полчаса — им тяжело, идут медленно. А сколько приходится объяснять каждую цифру, когда заплатим за коммунальные услуги. Но объясняем — а кто ещё это сделает? — пожимает плечами Людмила Михайловна.

Так за счёт чего сегодня соцработники пытаются выполнить свой непосильный план? Вернее — за счёт кого? Сокращают количество посещений, сокращают время нахождения у своих бабушек и дедушек, сокращают количество помощи, количество внимания… Этого хотели добиться наши власти?

Хотя, говорят, в других городах — всё же немножко другое положение. Там, во-первых, к норме в 16 человек отнеслись настороженно, оставив клиентонорму поменьше, во-вторых, не отказались учитывать общее количество необходимых услуг и постарались распределить клиентов справедливо.

Но у нас — вот так. Артёмовский как-то особенно не любит социально незащищённых граждан и их помощников. 


Суд не учёл

Почему решение суда кажется странным

Л.М. Гостеева подала в суд иск о восстановлении на работе в должности социального работника. Процесс она проиграла.

Вдаваться в подробности этого суда мы, пожалуй, не будем — не присутствовали. Но есть формальная сторона дела, которая кажется удивительной.

Решение суда выглядит странным уже потому, что обычно суд становится на сторону работника. Но тут не встал, хотя из объяснений представителя КСЦОН, замдиректора М.А. Угланова понятно, что Гостеева была уволена, скажем так, за свою любознательность, то есть за попытку разобраться в ситуации. Ей кто-то (кто?) начислил какие-то баллы (какие?), в результате чего она «попала в число сокращаемых работников».

И это суд, видимо, учёл.

Зато, по словам Л.М. Гостеевой, не учёл следующие моменты:

— невозможность истца явиться на заседание суда — была в больнице, но суд не перенесли,

— тот факт, что одновременно с сокращением в КСЦОН шёл приём на работу таких же социальных работников и что Гостеевой обязаны были предложить эти свободные вакансии, но не предложили,

— дело по просьбе ответчиков почему-то рассматривали по копиям документов, хотя истец возражал, утверждая, что таких документов и в природе-то не существует, зато есть другие — книга приказов, первичные бухгалтерские и финансовые документы, которые предоставлены не были,

— что свидетели, дающие показания в пользу ответчика, находятся с ним в родственных отношениях.

Ну что тут скажешь? Что дышло… 


Так, детали…

То, что к делу не пришьёшь

— Доход руководителя КСЦОН С.А. Халямина в 2015 году составил более 53 тысяч рублей в месяц — едва ли он в связи с введением «дорожной карты» потерял в зарплате. Едва ли потерял в зарплате и его зам — М.А. Угланов.

— До 2014 года соцработникам выплачивали ещё 40% от внебюджетных денег, но выплату по распоряжению руководства прекратили, а внебюджет остался. Куда идут эти деньги?

— Проездные у соцработников забрали в управление соцполитики и распределили по своему усмотрению. Поездки в город по просьбе клиента соцработники оплачивали из своей скудной зарплаты. Хотя в то же время главный бухгалтер КЦСОН ездила по проездному.

— На балансе организации четыре автомобиля стоимостью 700 000 рублей и есть даже снегоход за 209 000 рублей (для чего, интересно?), но вот с «социальным такси» ничего так и не сложилось, чему на встрече, кстати, очень удивился министр Злоказов.

— Юбилей директора С.А. Халямина — ему в этом году исполнилось 60 лет — отмечали с помпой, собирали деньги с сотрудников. А соцработников, как они говорят, с юбилеями никто простой открыткой никогда не поздравлял.

Ирина Кожевина