Мысли
12 октября 2018 в 20:13

Хорошая, но ма-а-аленькая Страдания юного пенсионера

И опять что-то не то происходит в нашем королевстве. В очередной раз убедилась, что с приоритетами у нас просто беда какая-то. Между прочим, на этот раз убедилась на собственном горьком опыте. Дело в том, что жила я, жила, да и обманула государство — дожила до пенсии именно в последний «счастливый» для пенсионеров год. Ну и мне её назначили. Пенсия оказалась хорошая, но маленькая. Хорошая — потому что нужная, да и вовремя, как я уже сказала, подоспела. Маленькая — вот тут уж сложно даже и сказать, почему. Судите сами.

Стаж & зарплата? Маловато!

Во-первых, мне ещё и семнадцати не исполнилось, когда я начала работать. А закончить — до сих пор не удаётся. Вроде как и мне работа по понятным причинам нужна, да и она во мне, в общем-то, нуждается. Так что тружусь, аки пчёлка, вот уже тридцать восемь лет. Разумеется, с перерывом на студенчество, материнство и нечастые переходы с одного места работы на другое.

Во-вторых, зарплата у меня была пусть и не огромной, но выбрать в прошлом веке пять лет с вполне приличными цифрами было совсем несложно.
Стаж & зарплата. Что, казалось бы, ещё нужно, чтобы ну не грести пенсию лопатой, но хотя бы сидеть ровно и ждать, когда на твою банковскую карту упадёт какая-то адекватная сумма?

Ан нет. Маловато будет. Доказательство тому — мой невеликий пенсионный доход: на днях мне установлено 10 тыщ ежемесячно. Как говорится, берите и ни в чём себе не отказывайте.

Почему так — пробую разобраться.

И треснул мир напополам

Система начисления пенсий поменялась, и это, конечно, имеет определяющее значение. Если вы не в курсе, скажу: теперь у россиян есть два трудовых периода. Один — до января 2002 года, другой — после. Особенно это касается граждан, родившихся до 1967 года, потому что у них период «до» порой больше, чем период «после».

Так вот, теперь смотрите. Для расчёта пенсии очень важен стаж только первого периода — словно после 2002 года вы и не работали вовсе, а так — били баклуши, время от времени отсылая денежку (страховые взносы) в Пенсионный фонд. В период «после» на первый план выходят суммы страховых взносов и баллы. Впрочем, пока, чтобы баллы были повыше, стаж «после» тоже нужен, однако большой роли он не играет.

И вот ведь что непонятно.

Никто из нас, тех, кто имел неприятность родиться до 1967 года, не виноват в том, что правила игры изменились. Мы-то начинали играть совсем в иных условиях, мы по-другому с государством договаривались, когда начинался наш трудовой путь. Но оно в одностороннем порядке, с помощью всяких своих реформ изменило этот негласный договор до неузнаваемости, все наши договорённости полетели в тартарары, а пенсии, которые когда-то мы так старательно зарабатывали, сегодня стремятся по направлению к плинтусу.

Закон обратной силы не имеет? Ещё как имеет, если речь идёт о каких-то мифических государственных интересах. Похоже, кто-то там наверху нас сильно обманул, обманывает и будет обманывать дальше.

Образование как минус

Почему-то считается, что в отношения с Пенсионным фондом мы вступаем только при наступлении пенсионного возраста. Но, по любой житейской и юридической логике, эти отношения наступают, когда мы делаем свой первый взнос в его бездонные закрома. То есть с первого же месяца работы.

Какое это имеет значение?

Например, мне, как и другим современным пенсионерам, годы учёбы в университете в стаж не включили, поскольку в соответствии с сегодняшним законодательством его учитывать и не должны. Однако в 1980 году действовали Закон СССР «О государственных пенсиях» от 14.07.1956 года, а также Положение о порядке назначения и выплаты государственных пенсий, утверждённое постановлением Совета Министров СССР 3.08.1972 года. Так вот, эти документы периоды обучения в вузах засчитывали в стаж при условии, если этим периодам предшествовала работа в качестве рабочего или служащего. У меня как раз — та самая история. Но меня же отправили на пенсию по новым правилам…

Вот как раз в связи с этим о приоритетах, то есть о тех тенденциях, которые ныне в российском государстве вольно или невольно, но поощряются.

Итак, моя учёба в университете обошлась мне в пять лет стажа и соответственно в несколько тысяч пенсионных рублей ежемесячно. То есть тот, кто не стал студентом, потому что не смог поступить в вуз (а прежде учиться без мозгов, но за деньги было невозможно), сегодня на коне, а граждане с высшим образованием сами понимаете где. Он, пока мы учились, работал — и на тебе годы в стаж. А мы грызли гранит наук, который ему оказался не по зубам, — и заполучили в стаж не годы, а баранку. Понятно, что в таком абсолютном пролёте оказались врачи, учителя, инженеры и др. просвещённые господа, благодаря которым общество развивалось, двигалось вперёд и раньше, и сейчас.

И всё бы ничего, если бы при расчётах учитывался общий трудовой стаж, а не тот, который гражданин заработал до 2002 года. При общем стаже тридцать с большим хвостиком лет мне при начислении пенсии учли только 16 лет, а это — неполный стаж, поскольку женщина должна отработать 20 лет. Вот объясните, каким образом я могла получить этот злосчастный полный стаж? Ответ один: только оставшись без образования.

Получилось так: чем меньше человек образован, тем больше у него пенсия. Ничего себе приоритеты, правда?

Работать тоже лучше поменьше

Ещё один момент — весьма любопытный. Есть такой важный показатель для начисления пенсии, как соотношение зарплат: средней вашей и средней по стране в те годы, которые у вас берутся в расчёт. То есть вы, положим, зарабатывали в среднем 900 рублей, а страна в это же время — 1000 рублей. Соотношение 0,9 — и это для вас не очень весело. Если всё наоборот: у вас — 1000 рублей, а по стране — 900 рублей, это для вас отрадно, отношение 1,1 сулит некоторое повышение пенсии. И тут вроде бы всё понятно: чем больше человек зарабатывал, тем выше коэффициент, чем выше коэффициент, тем больше пенсия.

Хорошо всё вроде бы. Было бы. Если бы сверху не ограничили и эту возможность людей получить пенсию повыше. Кто-то сильно находчивый ввёл понятие о максимальном отношении зарплат: 1,2. И хоть ты тресни, будь ты энергетик или железнодорожник с огроменной когда-то зарплатой, — больше тебе не положено. У меня, к примеру, отношение — 1,434, но мне посчитали только 1,2, потому как выше низ-зя. И это ограничение вырвало ещё несколько сотен из моей пенсии.

Конечно, случается всякое, но, согласитесь, высокие зарплаты просто так не платят. Ну или — не платили. Кто больше пахал, у кого работа была сложнее, опаснее, тот больше и получал. С того бОльшие суммы и перечислялись в ПФ. Но нынешней пенсионной системе по барабану, кто и сколько вкалывал, а также кто и сколько отчислял в фонд до 2002 года.

Положено, но заморожено

Ну и на десерт — весёленькие нюансы. По известным причинам пенсионерам положена ежегодная индексация. И цифры её растут из года в год. Как именно, можно посмотреть на официальном сайте ПФР. Выросли и в 2018 году — на 3,7%. Соответственно стоимость балла с 1 января 2018 года составила 81,49. Однако с 2016 года индексация заморожена — пока по 2020 год. И стоимость балла для работающих пенсионеров учитывается в размере 71,41, а это цифра 2015 года — та, что была установлена до заморозки. И это тоже рубли, которых люди не досчитываются в своих сегодняшних пенсионных выплатах. Речь, конечно, идёт только о работающих пенсионерах. Тех пенсионеров, которые не работают, а также новеньких — таких, как я, заморозка не касается. Но зато новеньким в 2019 году не светит обещанного увеличения пенсии на тысячу рублей. Вот так: не мытьём, так катаньем.

Очевидно, в таком же замороженном, только уже совершенно безнадёжном состоянии находится и другая цифра, которую используют в первую очередь, когда рассчитывают пенсию. Это среднемесячная заработная плата по стране — 1671 рубль. Не бывает таких зарплат? Ну да, не бывает, но расчёт почему-то идёт из той суммы, что была на 1 января 2002 года.

То есть к старым законам вернуться нельзя, а дряхлые цифры для новых расчётов применять можно?

Про суму и сумму

И получилось вот что: в более выгодном положении сегодня оказывается тот, кто меньше учился, меньше зарабатывал, да и вообще — меньше работал.
Вот о последнем ещё хочется сказать.

Примеров — куча. Знаю учителей, врачей, фермеров, железнодорожников, которым начислена почти такая же, как у меня, «хорошая, но маленькая» пенсия. Даже ещё меньше: у меня всё же 10 тысяч с копейками, а у них чуть больше 9 тысяч. И это тоже притом, что они и работали всю жизнь, и зарплату не копеечную имели.

А вместе с тем только в нашем городе (а сколько их по стране!) хватает пьяниц, сидельцев, бомжей, работавших мало-мало, вообще не работавших, едва насобиравших минимальный стаж с помощью различных нестраховых периодов (между прочим, у них и годы учёбы, если они у них были, могут посчитать…) и получающих практически такую же пенсию.

Спасибо нашему гуманному государству за то счастье, что выпало вот этой категории граждан. Дело в том, что наши законодатели определили: пенсия не должна быть ниже прожиточного минимума. Прожиточный минимум в стране и в Свердловской области сегодня — 8726 рублей. И гражданам алкоголикам и тунеядцам положена социальная доплата к пенсии — вот как раз до этого самого уровня.

Понятно, что это тоже люди и их надо пожалеть. Не оставлять же их умирать с голоду. Конечно, надо пожалеть. Только вот уравнивать их с теми, кто всю жизнь пахал, на мой взгляд, невозможно, недопустимо. За достойной трудовой жизнью должна последовать достойная пенсия. Иначе все мы можем зайти очень далеко. Труд сегодня и так не в большом почёте, а при таком отношении к трудягам желание работать у молодых и вовсе сойдёт на нет. И что мы тогда будем делать?

P.S. Впрочем, все эти вовсе не мои, а всенародные страдания меркнут в сравнении с тем, что будущих пенсионеров ждёт впереди — в связи с новыми изменениями пенсионного законодательства, увеличением пенсионного возраста. И вот что удивительно. Каждая пенсионная реформа, проведённая после 1956 года, делает жизнь пенсионера всё хуже и хуже. Это что ж у нас за государство такое? Что ж оно так своих граждан-то не любит?

Ирина Кожевина
Рекомендуем