Истории
12 апреля 2019 в 9:39

Один час на живодёрне Как мы побывали в артёмовском ПКС

Мы живём не в Артёмовском, но по волонтерской деятельности в начале апреля 2019 года нам пришлось побывать на территории пункта кратковременного содержания (ПКС) в этом городе. Поступила информация из ВКонтакте, что в пункте содержатся маленькие собачки, которые поступили туда с отловом из разных городов области. Волонтёры стараются помочь всем, а наше желание помочь в первую очередь распространяется на вот таких мелких собак, которые часто не способны выжить на улице, добыть себе пищу, укрыться где-то на ночь.

Итак, мы звоним в ПКС, мужской голос спрашивает: вы откуда? Объясняем, но в ответ получаем хамскую тираду, что никаких собак мы не увидим: езжайте в свой город и там себе выбирайте собак (причиной отказа явилась прописка вне Артёмовского).

Делаем заход с другой стороны: звонит другой человек и просит посмотреть свою потерянную собачку, которую видел на сайте этой организации как отловленную. В пятницу нам в приезде отказали, но вот в понедельник разрешили приехать, сказали, что смогут нам показать собачку, если она отловлена.

Готовимся морально, ищем автомобиль для поездки, готовим боксы для перевозки собак, так как пришла информация, что мелких собак там может быть несколько. Наступил понедельник — тронулись в путь. Неблизкая дорога из Екатеринбурга, приехали в Артемовский, смотрим по сторонам — собак, которые спокойно ходят без хозяев, тьма тьмущая, повсюду так называемый свободный выгул.

Приезжаем на ПКС, поясняем, за кем приехали. Вдвоём нас почему-то отказываются пропустить, после переговоров удаётся попасть на территорию по одному, снимать там строго запрещено. За тобой надзирают и, если что-то пойдет не так, могут сразу выгнать с ПКС.

То, что мы видим там, приводит нас в шок! Все увиденные нами собаки, отловленные на территории действия этой организации по заказу местных администраций, сплошь домашние! Хотя ранее работник ПКС утверждал, что собаки все дикари (дикари это значит собаки социально опасные, крупные и дикие особи).

Всё в сильном стрессовом состоянии, большие, средней комплекции. Смотрят с такой надеждой: может, это мои хозяева пришли за мной, может, это меня возьмут сейчас, может, меня спасут?

В вольерах щенки всех возрастов сбились в кучки, трупы собак рядом с живыми, родившая собака лежит без движения и уже, похоже, скоро прикажет долго жить, а возле неё полудохлые щенки. Собак трясёт крупной дрожью от страха, они худые, можно сказать, скелеты, в вольерах нет даже воды, не говоря уже о пище. Большие сомнения и насчёт того, что собак выводят на улицу прогуляться. Собаки, судя по всему, умирают там от инфекции, голода и обезвоживания. Показывают нам только 2 бокса, в остальные не пускают, причиной называют то, что там якобы находится отлов из других городов. Несмотря на наш возраст и моральную закалку, мы плачем… от бессилия.

Тех собак, которых мы должны были забрать, уже нет. Возможно, они умерли, остаётся только догадываться, почему. В итоге забираем молоденького кобеля хаски, который, услышав нашу речь, начинает выводить трели с призывом помочь ему. Он худой, болен, ему предстоит наблюдение, лечение. Но ничего, откормится и поедет в новый дом.

Яна Резяпова, Ирина Малыгина
Новости партнёров