Подробности
26 октября 2019 в 18:55

Министр проверит глубину Бобровки
Почему правительство хочет, а ТОМС не может принять реку после очистки

В среду «ВБ!» срочно выехала в Покровское — по приглашению председателя ТОМС Дениса Авдеева: на берегу пруда вот-вот должно было состояться министерское совещание — инкогнито, без оповещения местной власти.

— О визите комиссии я узнал случайно, меня не пригласили, — пояснил Денис Сергеевич. — Возможно, это приёмка по речке, но работу принимать нельзя.

Фото: Любовь Шмурыгина

«ВБ!» второй год рассказывает читателям, как идёт очистка русла реки Бобровки в районе Покровского, последняя публикация была всего три недели назад. Тогда на вопрос читателя, что выкачивают из речки в Покровском, мы ответили: ил — тот, который остался не выкачанным предыдущим подрядчиком, то есть сменщик исправлял огрехи первого исполнителя. Но и «работа над ошибками» проходила с нарушениями: ил рабочие качали в лесополосу, о чём и сообщала наша газета. Но тогда министерство по сигналу из ТОМСа оперативно выехало на место, и халатность подрядчику грозила крупным штрафом. А сегодня областная комиссия как будто готовится принять работу по очистке русла реки.

Комиссию мы с председателем нашли на том берегу, возле карты намыва. На месте были представитель Министерства природных ресурсов и экологии Свердловской области, представители генерального, ООО «Подрядчик» (Белгород), и субподрядчика, а также ООО «МАКК-2000», осуществляющего технический надзор за процессом очистки.

Реклама
Фото: Любовь Шмурыгина
Фото: Любовь Шмурыгина

— Это не приёмка, — ответила на вопрос специалист министерства З.А. Мельникова. — Приемку планировали в понедельник, возможно, министр приедет. Мы оповестим администрацию.

Зоя Александровна уточнила, что сегодняшний визит предварительный и что комиссия всё посмотрит и проверит, вот и подрядчики здесь, и технадзор. Да, замечания «кое-какие есть», но «по реке всё выполнено», а здесь, на берегу, на карте намыва, вообще будет красота — «трава будет засеяна», согласно контракту.

Карта намыва — то место, определённое контрактом, куда подрядчик должен выкачивать ил из реки. Здесь предварительно вынимали скальную породу, углубляя карьер под нужную кубатуру, а выкаченный сюда ил должен отстояться, вода — пройти по скальным трещинам, очиститься и снова попасть в речку, но уже без ила.

Фото: Любовь Шмурыгина

Сюда ещё в прошлом году первый субподрядчик качал ил — вон какая большая площадь завалена илистыми отложениями. Затем, как положено, засеял карту намыва травой, и она этим летом проросла. Но теперь здесь снова ил, перемешанный с глиной. Такая же картина за границами карты, ниже по берегу, почти до самой воды — пройти без резиновых сапог проблематично. Но мы всё же идём, увязая в грязной мяше. Спускаемся к реке. Здесь, у берега, в воде — всё тот же ил. Откуда? Его же выкачали.

— Карта намыва должна быть в четыре раза больше, — говорит Денис Авдеев. — В этом году новый субподрядчик, который должен был исправить недоработки первого субподрядчика, недолго думая, вывел пульпопровод на пригорок, ниже карты намыва, что категорически нельзя делать, и сбрасывал илы прямо сюда. Где они сейчас? В речке. Вот за этим деревом вдоль сосёнок проходила труба, и лилось в речку — я видел это своими глазами. А должны были снова вскрывать карту намыва и туда качать илы. Берег вообще не тронутый должен быть, это охранная зона.

Фото: Любовь Шмурыгина

Денис Сергеевич уверен, что выкачанный на берег ил подрядчик не перемещал в положенное место — на карту намыва, а просто завалил глиной и разровнял трактором.

Представитель технадзора А.М. Мохов соглашается с председателем лишь отчасти:

— После замечания подрядчик начал сливать в карьер. Думали, что всё устоится моментально, но начало сливаться через край. Когда забили тревогу ваши ребята, рабочие прекратили сливать и начали откапываться.

Александр Михайлович не отрицает, что в реке ил, но считает, что подрядчик быстро всё исправит, нужно только дождаться заморозков:

— Застынет, и всё отчерпают экскаватором. Можно принять работу, у них же двухгодичные обязательства.

В этом с технадзором солидарна и Зоя Александровна, которая уповает на двухлетнюю гарантию, и если что, в течение этого срока подрядчика можно призвать к ответу.

Фото: Любовь Шмурыгина

— Всё у вас будет хорошо, — уговаривает Александр Михайлович. — Подрядчик, по условиям контракта, уже молодняк рыбы в Обский бассейн запустил, она оттуда вверх по течению к вам придёт.

Но Денис Сергеевич стоит на своём:

Реклама

— Вот здесь сняли глину на двадцать сантиметров и перенесли на берег, чтобы закрыть илы, они не должны были стекать сюда. Как это можно принять, у нас общественность поднимется. 25 миллионов федеральных денег было заложено на проект.

Нам только один раз почистят речку, и нам надо, чтобы всё было сделано хорошо.

Комиссия рассаживается по машинам и едет вдоль берега — смотреть другие места очистки русла реки: работы проводились зонально, общая протяжённость очистки, по проекту, 2,2 километра. Делаем ещё две остановки, и везде история повторяется.

Фото: Любовь Шмурыгина

На том и другом берегах — снова выкачанный из реки ил.

Д. Авдеев:

— У подрядчика длина пульпопровода всего 800 метров, надо было бустерную станцию ставить, повышать давление и перекачивать дальше, на карту намыва.

Но, я так понимаю, подрядчик сэкономил и накачал прямо в речку. У подрядчика это называется «перекладкой».

З. Мельникова:

— То, что намыто, через два дня увезут на карту, разровняют все. На том берегу ил лежит, тоже уберут. Разве вы видите, что ил стекает обратно в реку? Если так оставить, то со временем дождями его снесёт в реку.

Фото: Любовь Шмурыгина

Представитель подрядчика:

— Всё будет рекультивировано, трава — засеяна. Эти горы — ещё небольшие объёмы, на карте больше лежит, в разы.

А. Мохов:

— Это по большому счёту плодородный грунт, семена травы завезены. То, что проектом запланировано, подрядчиком выполняется. Потихоньку очень.

Пока стороны спорят, из ближайших домов выходят жители, и страсти разгораются жарче. Ирина Александровна Антонова живёт как раз напротив участка реки, где ил подняли на берег. Женщина не сдерживает эмоций и в красках хулит подрядчика:

Фото: Любовь Шмурыгина

— Я вижу вашу работу! Я летом залазила в речку специально, там грязи по колено было, а сейчас, наверное, ещё выше. Сосед Серёжа бросал чурку — она легла сверху и не тонет. Вы речку чистите — нам берега не надо чистить! А вот это сейчас — это не берег, это ж.. настоящая. Это всё перед моими окнами. Раньше мы купались здесь, поливали огород из шланга отсюда, а сейчас даже подойти не можем, плотик летом пытались поставить — вбить не можем.

Вас просто сейчас не видит народ, особенно мужики — разорвали бы!

…Пока готовилась публикация, стало известно, что приёмка очистки русла реки Бобровки в Покровском назначена на понедельник, 28 октября. Ожидают приезд министра природных ресурсов и экологии области А.В. Кузнецова или его зама В.Я Тюменцева. Вероятно, будут проведены контрольные замеры глубины очищенных участков: в среду делегация, по результатам предварительных замеров в августе, озвучила глубину до и после работы — от 60 сантиметров до метра было и полтора-два метра стало. Но надо же убедиться в этом.

Фото: Любовь Шмурыгина

Эх, придётся министрам лезть в лодку!

Любовь Шмурыгина
Реклама