Мысли
14 декабря 2019 в 11:46

Хамить-то зачем? На Думе общественник предложил главе застрелиться

Думаю, с хамством нужно что-то делать. Потому что нет никакой необходимости терпеть оскорбительные высказывания — в том числе и в публичных местах. И ещё убеждена: людей, которые не могут держать себя в рамках приличий, нельзя пускать к микрофону. Предоставленное им слово они используют исключительно для того, чтобы выплеснуть на людей свой негатив, кого-то унизить, оскорбить. В их выступлениях нет конструктива в принципе — но тогда кому нужны их пламенные речи?

Я понимаю, когда искрит в Думе во время разговора депутатов с чиновниками: эмоции при обсуждении конкретных вопросов порой захлёстывают. Хотя и в этом случае — ну мы же все люди — неужели по-человечески совсем общаться не получается?

За некорректные высказывания российских парламентариев, например, наказывают — лишают их слова, в том числе могут не дать микрофон и на следующем заседании. Это элементарный вопрос уважения к себе и своим коллегам. И, конечно, там ни один посторонний гражданин не посмеет с трибуны прокричать оскорбления в чей бы то ни было адрес.

Почему же у нас на заседание муниципальной Думы может завалиться, как к себе домой, любой мутный дядя со стороны, взять слово и от имени народа вынести на всеобщее обозрение бесконечный бред? И зачем депутаты, потупив взор, терпеливо выслушивают «бесценные» соображения абсолютно некомпетентных граждан? Им что, делать больше нечего? Они почему прервать подобных «представителей народа», мешающих им работать, не могут?

Реклама

Я не говорю о настоящих специалистах, экспертах, которые тоже встречаются среди общественников — их слушать и интересно, и полезно. Я — об Абнагимове. Ну и, конечно, о том, что произошло в четверг на комиссии, где депутаты обсуждали бюджет.

Итак, общественник В. Абнагимов пришёл на заседание, как обычно, — неизвестно зачем, но вовремя. И, как обычно, во время обсуждения попросил слова. Как водится, ему позволили высказаться. Уж не знаю даже, что хотели услышать…

Услышали следующее (произнесённое очень пренебрежительно):

— Когда народ высказал своё мнение (имеется в виду, видимо, буланашский митинг), я подал бы на его месте (это в адрес главы АГО) заявление об увольнении.

И, переварив ответ главы «Вы не на моём месте!», слов подбирать не стал, посоветовал А. Самочёрнову застрелиться.

По залу пошла волна. Возмутились те, кто сидел рядом, преимущественно, конечно, чиновники. Надеюсь, что депутаты промолчали только потому, что не расслышали хамских слов общественника. И только потому, опять же надеюсь, не заставили его замолчать — он как ни в чём не бывало продлил своё выступление очередным бессмысленным вопросом.

Или расслышали? И думцам местным такая манера общения — в жанре торжествующего хамства — давно уже кажется нормальной?

В общем, уважаемые наши народные избранники, как бы вы ни относились к главе АГО и его деятельности, вам не кажется, что подобные выступления на депутатском вече слегка пятнают и вашу репутацию? Не пора ли остановить ну хотя бы вот этого, попутавшего все рамки гражданина, который сам себя назначил представителем народа? Это вы ему дали когда-то слово, выпустив джина из бутылки, — так отберите слово обратно, закупорив этот сосуд. Потому что на самом-то деле представители народа — вы. Помните об этом.

…И да, я бы ещё хотела сказать Абнагимову: при Самочёрнове мы, конечно, неважно живём, но, если бы он, Абнагимов, был на месте главы, застрелился бы весь Артёмовский…

Ирина Кожевина
Реклама