Мысли

Гитлер капут! Можно ли превратить репортажное фото в повод для «патриотического» скандала? Оказывается, да

«Администрация Артёмовского пропагандирует фашизм!» — очередная сенсация (да когда же они закончатся?) тряхнула на прошлой неделе наш тихий городок. И заскрипели перьями корреспонденты областных изданий, и защёлкали вотсапами местные сплетники…

Такая у любой порядочной газеты миссия: собирать в кучу расползающиеся слухи, проверять факты и рассказывать, как оно было на самом деле.

А было так. В здании администрации АГО тихо-мирно шла выставка музейного фотоклуба. Подобные выставки музей проводит часто. (А почему, собственно, не в музее, спросите вы? Да потому что своего здания для выставок и мероприятий у музея по-прежнему нет, вот и приходится гостевать где попало. Но это совсем другая история). Так вот, на выставке, посвящённой «Покровскому рубежу», в числе прочих оказался снимок, на котором засветились люди в форме гитлеровской армии. Что вполне логично: если на фестивале проводятся реконструкции боёв Великой Отечественной, то и «гитлеровцы» там нет-нет да и попадаются.

Все этих солдатиков уже видели: вживую на фестивале, в прессе и соцсетях. Но в недобрый час заглянул в администрацию один широко известный в узких кругах товарищ: из тех, кого писатель Зощенко ещё сто лет назад высмеял в рассказе «Честный гражданин». (Фамилию специально не называю — чтобы не рекламировать). Увидел фото на стене, возмутился и побежал писать донос в прокуратуру.

Как оказалось, честного гражданина оскорбили «довольный вид» персонажей и «характерный взмах руки». К своим персональным обидам он, как водится, присовокупил всё старшее поколение, попутно кручинясь и о детях, которые, если следовать его логике, зачем-то придут в администрацию, увидят на фото людей в ненашинской форме, узнают, что на свете были (и, к сожалению, есть до сих пор) фашисты, и вырастут плохими людьми.

Кстати, «крамольных» фотографий в стенах администрации уже нет — эта выставка закончилась, причём ещё до раскрутки скандала.

Вот, в общем, и вся история, явно не стоящая выеденного яйца. И на этом разбор полётов можно было бы завершить, если бы не одно «но»: есть подозрение, что среди артёмовцев всё же найдётся пара-тройка единомышленников гражданина, которые так и не поняли, в чём, собственно, идиотизм ситуации. Поэтому придётся кое-что пояснить.

Начать стоит с того, что на фотографии никаких фашистов нет. Есть реконструкторы, посвятившие себя изучению истории нашей Родины в мельчайших подробностях, — как раз для того, чтобы новые поколения, о которых печётся «общественник», узнали о самой страшной войне прошлого столетия больше, чем может дать школьный учебник. Узнали и, может быть, намного быстрее и ярче осознали, почему их, потомков, главная задача — не дать этому повториться.

И если понимать свою гражданско-патриотическую задачу вот так, плоско и топорно, то придётся провернуть большую работу. Например, связать стопочкой учебники по истории и торжественно вручить прокурору вместе с заявлением — в них, в учебниках, тоже иногда портреты фашистов попадаются, причём настоящих, а не переодетых. Или потребовать провести проверку творческой деятельности кинорежиссёра Татьяны Лиозновой (посмертно) — в её «Семнадцати мгновениях весны» фашист на фашисте фашистом погоняет. Тоже чёрт его знает, что подумают дети, увидев Броневого…

Впрочем, ирония до некоторых доходит как до жирафа, поэтому лучше обратиться к документам. Ещё в феврале прошлого года Госдума в окончательном чтении приняла изменения в Кодекс об административных правонарушениях, исключив ответственность за использование нацистской символики. Разумеется, при отсутствии признаков пропаганды или оправдания этой идеологии. Как раз для того, чтобы под законодательный каток не попадали реконструкции и исторические фильмы, военные плакаты, фотографии…

Вроде всё просто: фото с «Рубежа» никак не может быть «оправданием»: демонстрация исторического факта, не более и не менее, потому и повода махать шашкой нет. Но при желании и на снимке расцветающего одуванчика можно найти пропаганду чего-то не того и закатить по этому поводу грандиозную истерику.