Архив
21 марта 2013 в 20:42

Пан Виктор, приезжай!

Всегда приятно получать читательские отклики на газетные публикации, особенно если эти отклики становятся продолжением разговора. Тем более на позитивную тему.

Вот и на этой неделе в редакцию пришёл наш читатель Виктор Борисович Васильев и принёс письмо — в продолжение «польской» темы, освещённой в прошлом номере в материале «Чещч всем!» Виктор Борисович рассказал о своём знакомстве с поляками. Читайте его письмо.

«В прошлом номере вашей газеты я прочитал статью о Польше, и мне захотелось поделиться своими впечатлениями о поляках.

Года четыре назад я ехал на поезде в Москву. Моими попутчиками оказались польские туристы, возвращавшиеся домой с озера Байкал. Это были женщины и мужчины пенсионного возраста и несколько молодых людей (как потом выяснилось, молодые сопровождали пожилых путешественников).

Реклама

Одна из женщин очень хорошо говорила по-русски, она и была переводчицей. На вопрос, откуда такое знание языка, ответила, что со школы. Тут же прочла два стихотворения наизусть, одно их которых — Пушкина.

В польском языке много похожих слов, и если внимательно прислушаться, то по двум-трём словам можно догадаться, о чём говорит собеседник. Живётся пенсионерам в Польше непросто: трудно попасть на приём к врачу, надо сначала записаться, а потом долго ждать. Пенсии у них немного больше, чем у нас. «А как же вы умудряетесь ещё и путешествовать?» — спросил их. «Приедем домой, затянем пояса, а на следующий год поедем на Сахалин, раньше туда царь ссылал, а мы теперь сами туда, — смеясь, ответили они мне. — Ещё есть мечта съездить в Казахстан».

Моложавый на вид пан Станислав (оказалось, ему 76 лет) всё приглашал к себе в гости. Он всю жизнь проработал лесником в польских Карпатах, вырастил вместе с женой пятерых детей. Дети выучились и разъехались. Он всё говорил: «Пан Виктор, приезжай, у нас там такие места!»

Очень полякам понравились наши плацкартные вагоны — у них таких нет: здесь кругом люди, можно общаться.

С ними ехал ксёндз (священник — ред.), и когда их созывали на молитву, поляки говорили: извините, нас зовут на моленье.

Помню, задали мне два вопроса: «Где у вас пьяные (нам говорили, что у вас все пьют, а мы только одного видели в Иркутске)»? И «Почему вы так живёте, ведь у России всё есть?»

Всю дорогу мы общались, и у меня остались самые добрые воспоминания: очень приятные, доброжелательные люди. А ещё моя русскоговорящая собеседница всё не решалась спросить, а потом осторожно так сказала: «Правда, раньше лучше жилось?..»

Виктор Борисович поделился, что интерес к полякам у него давний, ностальгичный:

— Знаете, в детстве все смотрели польские фильмы «Ставка больше, чем жизнь», «Четыре танкиста и собака», поэтому интерес к Польше и к полякам остался. Тем более оказались они простыми, обыкновенными людьми. Когда мы с ними общались, я даже намёка на враждебность не почувствовал.

В гости к польским знакомым Виктор Борисович так и не собрался. Тогда и не помышлял о поездке, даже адреса не взял, а потом, говорит, жалел об этом…

— Приятно читать вашу газету, — сказал на прощанье собеседник. — Много в ней позитивного.

Любовь Шмурыгина