Архив
24 июня 2015 в 8:32

Хаос на культурной почве Куда движется наша культура и почему профессионализм в этой сфере не в почёте

Ещё раз о роли личности в истории

Конечно, если бы внезапно не было решено проводить Думу раньше, чем запланировано, на целую неделю, возможно, разговор с Е.Б. Сахаровой был бы короче и предметнее.

Ну просто потому, что на часть вопросов начальник Управления культуры могла бы ответить раньше — на комиссии (её тоже планировали провести позже).

Но что случилось — то случилось. Почти час Елена Борисовна отвечала на вопросы на заседании внеочередной Думы. И после ответов я только утвердилась в мысли: человек не на своём месте находится. Уровень понимания своей роли, уровень погружения в своё направление и, главное, уровень общей культуры этого конкретного человека, на мой взгляд, совершенно не соответствует той знаковой позиции, которую сегодня в обществе занимает эта должность.

И Е.Б. Сахарова, кстати, далеко не единственный пример. Наша газета много раз писала о кадровой политике руководства АГО, которая просто разрушает нашу жизнь. На глазах рушатся такие столпы благополучия на любой территории, как здравоохранение, культура, образование, жилищно-коммунальное хозяйство. Не потому, что они не финансируются, нет каких-то условий для жизни и развития этих направлений. Там нет достойных руководителей — компетентных, умеющих анализировать и планировать, обладающих достаточным кругозором и интеллектом, ответственных, порядочных. Слава богу, с приходом нового начальства что-то вроде бы начало меняться в полиции, но сколько усилий пришлось приложить в том числе и нашей газете, чтобы наконец ушёл прежний начальник.

Сегодня наши усилия ударяются о непреодолимую стену, выстроенную главой АГО О.Б. Кузнецовой и главой администрации АГО Т.А. Позняк вокруг любимых по каким-то причинам кадров. Между тем, я абсолютно уверена: стоит на те самые должности назначить директоров, начальников, заведующих, обладающих названным уже набором качеств, и позволить им свободно работать, как жизнь в АГО изменится. Не могу не поддержать незабвенного Иосифа Виссарионовича: кадры действительно решают всё. Или, как у нас: ничего не решают.

Но — судите сами. Может, я и не права. Может, вам ответы Е.Б. Сахаровой как раз продемонстрируют её высокий интеллект и широкий кругозор, а также честность и глубокое знание предмета своей деятельности. Специально привожу диалоги: вот вам, во всей красе — любуйтесь.

P.S. Вопросы по моей просьбе подготовлены несколькими работниками культуры АГО. Тут нет ни одного моего вопроса.

«Это слово, которое прозвучало…» 

— Во-первых, о той самой коррупции, о которой в газете уже поднимался вопрос. Люди связывают её с распределением стимулирующих надбавок и премий. Каким образом распределяются надбавки и премии между работниками культуры? За какие заслуги в январе 2015 года работник МБУК ЦКС (конкретная фамилия), имея оклад 15630 рублей, получила премию 15 тысяч рублей и стимулирующие 40 тысяч рублей? Почему делопроизводитель (конкретная фамилия) при таком же окладе получила такую же премию и стимулирующие? То же самое (конкретная фамилия)? Почему эти же самые люди получали такие же высокие стимулирующие — больше 20 тысяч в месяц в 2014 году? Какие достижения в культурно-музыкальной сфере ими были достигнуты? Почему, например, руководитель Покровского хора (конкретная фамилия), имея такой же оклад, в январе вообще не получает премии и получает только 5 тысяч стимулирующих? Почему библиотекарь (конкретная фамилия), выигравшая грант в миллион рублей в прошлом году при окладе в 5 с половиной тысяч получает 2700 стимулирующих?

— Слово «коррупция» это достаточно… Это слово, которое прозвучало… То есть уже доказано, что есть коррупция?

— Вы мне на вопрос ответьте.

— Я отвечаю на вопрос. Можно было на комиссии задавать. Всё, что относится к реализации Указа президента Российской Федерации, происходит в соответствии с нормативно-правовыми документами, которые утверждены и приняты. Есть положения по оплате, порядок выплаты…

— Это всё понятно. По конкретным случаям можете сказать?

(Реплика депутата Пономарёва: «Это оглашение персональных данных…»)

— Я тоже бы сказала: 152-й федеральный закон. Вы как депутат Думы, наверное, не исключает вас это — о разглашении содержащих конфиденциальных данных…

— Ну то есть вы не можете мне ответить?

— Я не буду отвечать на этот вопрос. Имею на это полное право.

— Вы объясните всё-таки, за что начисляются стимулирующие-то? За какие заслуги? Не помните, что ли?

— Ещё раз повторяю: в порядке выплаты стимулирующих надбавок определены критерии эффективности за каждый показатель. Показатели разные бывают…

— Понятно.

* Для тех, кто не понял, зачем тут разговор о коррупции. Е.Б. Сахарова начисляет стимулирующие выплаты и премии в соответствии с действующим положением — всё законно. Но в результате получается, что люди, которые действительно вносят вклад в развитие культуры в АГО, получают за свой энтузиазм и профессионализм копейки. Зато преимущественно малоизвестные граждане, которые в основном перебирают бумажки в ЦКС, ежемесячно получают немыслимые премии и оклады. Которые оседают то ли в их, то ли ещё в чьих-то карманах. 

Неэтично говорить: «Нарушали…» 

— Вопрос о законности. Почему начальник Управления культуры АГО разрешала проводить выставки-продажи, ярмарки в учреждениях культуры АГО? Не смущал ли её тот факт, что она таким образом нарушает закон? Почему заключались договоры не аренды, а пожертвования? Сколько налогов было уплачено за всё время проведения ярмарок во всех ДК АГО? И платились ли эти налоги вообще? Сколько недосчиталась казна от неуплаты этих налогов?

— Факт нарушения законности начальник Управления культуры, конечно, не наблюдал, потому что мы были утверждены постановлением администрации и включены эти учреждения культуры (который как раз находится на вашем округе, социальный объект ДК «Энергетик») в утверждённую схему объектов по продажам непродовольственных товаров. Поэтому мы руководствовались нормативно-правовым документом, который действовал на территории.

— Но вы сейчас лукавите. Предписание прокуратура сделала: исправить.

— По вашему же обращению была проведена проверка, в результате чего было сделано предписание, прокуратура разъяснила нам, что это нельзя, нарушает, вразрез идёт 110 постановлению Правительства. Соответственно был выпущен приказ о запрете проведения. Сейчас учреждения культуры не проводят выставки, ну то есть внебюджетные средства зарабатывают иным образом.

— То есть два года вы нарушали, вам сделаны замечания и вы теперь не нарушаете?

— Мне кажется, неэтично так говорить: нарушали — не нарушали.

— Почему? Прокуратура нашла нарушения.

— Есть муниципально-правовые акты…

— Ну, то есть прокуратура была неправа…

— Зачем вы так говорите? Права-не права…

* Для тех, кто не понял, почему Е.Б. Сахарова не ответила про договоры пожертвования и налоги. Договоры пожертвования на самом деле едва ли возможно было заключать, поскольку в этом случае на первый план выходит принцип безвозмездности, а так называемые «пожертвования» принимались на самом деле не безвозмездно: за «благотворительность» ДК расплачивались тем, что предоставляли площадь под ярмарки. Ну и налогами соответственно полученные пожертвования не облагаются: сотни тысяч рублей ушли из-под налогообложения. Причём речь не только о благосостоянии ДК, но и о карманах так называемых «благотворителей» — залётных торговцев разного рода. Прокуратура же, помимо требования немедленно исправить ситуацию, потребовала ещё и привлечь к дисциплинарной ответственности виновных. Интересно, какой выговор себе влепила любительница делать выговоры своим подчинённым Е.Б. Сахарова?

Кстати, в возбуждении дела по уходу уплаты от налогов полицией отказано. И правда: ДК же не уходили от налогов, они просто, прикрываясь вывеской «благотворительные пожертвования», их не платили. И ничего, что вывеска оказалась липовой. 

«Не было заявки…» 

— Сколько раз и кому из артёмовцев были организованы гастроли — каким коллективам и в какие города?

— Если это про Покровский народный хор, то Покровскому народному хору неоднократно были оплачены поездки в Чувашскую республику, где они принимали участие на фестивале. Было 2 раза. Какие ещё коллективы? Я не знаю…

— По Покровскому хору, кстати, ситуация, когда собирали деньги им на поездку…

— Это вот сейчас им собирают деньги на поездку, потому что они хотят принять участие в Москве на Всероссийском фестивале.

— А у вас-то нет возможности их профинансировать?

— У меня нет возможности в связи с тем, что возникла идея позже, в бюджет эти средства не заложены были, и от них не было подобной заявки.

(Реплика депутата Арсёнова в мой адрес: «Напишите просьбу — за счёт резервов администрации — и на Думу, вперёд»).

— Ладно, напишу. Только это ничего, если я буду за Елену Борисовну действовать?

* Для тех, кто не понял, почему нашему прославленному хору нужно просить денег Христа ради у жителей АГО. Покровчан ещё весной пригласили поучаствовать во Всероссийском фестивале «Весна» в Москве. Уровень мероприятия сулил хору выход на большую российскую сцену и соответствующие приятные последствия. Для поездки на всё про всё требовалось 500 тысяч. Денег не нашли и не собрали. Теперь вот хор ходит с протянутой рукой, собирая деньги на другую поездку — уже осенью. А ведь премии и стимулирующие только за январь тех трёх человек, которых я называла на Думе, — это треть требуемой суммы. Добавить февраль и март — глядишь, полмиллиона-то и собрали бы. 

«Сведения, видимо, опоздали?» 

— Про кадровый голод хотелось бы услышать. Как начальник Управления культуры борется с этим голодом, если он есть? Что делает для сохранения профессиональных кадров?

— Если вакантные должности в учреждениях культуры образовываются, то они подают сведения в центр занятости о том, что имеются вакантные должности. Также используют средства массовой информации для подачи объявлений. Единственный руководитель который уже год должность никак не реализовывает — это директор ДШИ №2. Руководитель ничего не предпринимает, чтобы заполнить ставку замдиректора. В других учреждениях культуры у нас ставок нет. Был проведён у нас конкурс по положению о создании резерва руководителя каждого учреждения. Только на резерв ДШИ №2 на руководителя никто не заявился, конкурс был признан несостоявшимся. А в остальных у нас есть кадровый резерв.

(Реплика главы АГО Кузнецовой: «Елена Борисовна, я вам помогу. Вы скажите о направлении наших учеников в школы, о тех, которые учатся в училищах по вашему направлению»).

— Направляем. Даём направления в высшее учебное заведения и среднее специальное. К сожалению, они не возвращаются. Пока.

(Кузнецова: «Они же ещё учатся»).

— Учатся.

— Вообще у нас кадры достаточно квалифицированные? Какое у них образование? У руководства в сфере культуры, например?

— Высшее.

— А у руководителя ЦКС?

— Она в июле получает диплом Регионального финансово-экономического института по направлению «Государственное и муниципальное управление». (Ехидно) Сведения, видимо, опоздали?

— Да не по профилю вроде.

— Почему не по профилю? Она руководитель муниципального учреждения. Получает диплом по профилю «Государственное и муниципальное управление».

— Сельская надбавка работникам культуры платится?

— Платится. 25% сельских.

— А сколько у нас сотрудников работает в сельских учреждениях? В соответствии со штатным расписанием? Говорят, что в некоторых сельских клубах вроде бы и единицы есть, а не принимают никого туда.

— Неправда. Скажите мне, что за учреждение это. В сельских учреждениях культуры работает порядка 117 человек. И во всех сельских учреждениях культуры имеется штатное расписание. И все единицы заполнены. Не знаю я. Единственное исключение составляет Липинский клуб и Бичурский клуб. Потому что по штатному расписанию в Липино заведующая 0,5 ставки и 0,5 ставки в Бичуре.

* Для тех, кто не понял, отчего речь идёт о центральной клубной системе. У большинства работников культуры (не имею в виду ДШИ, библиотеки, музей) нет высшего образования. В том числе и у руководителей. И ничего в этом страшного нет, конечно. Но когда, например, руководит всей клубной системой специалист, окончивший среднее специальное техническое заведение, это, по-моему, не только странно, но и опасно — для культуры. И даже если потом этот специалист окончил коммерческий вуз и получил диплом управленца, это едва ли исправит ситуацию. При этом в профессионалах наша культура явно не нуждается. А ситуация с сельскими клубами, которыми и управляет руководитель ЦКС, вообще патовая — работать там некому, но это уже тема для отдельного разговора. 

«Он взрощенный нами» 

— Об оркестрах ещё очень беспокоятся. Спрашивают, что делается для сохранения или создания оркестров в АГО?

— Профессиональных у нас коллективов нет, потому что у нас в основном коллективы художественной самодеятельности существуют. Тот духовой оркестр, который существовал в ЦД «Горняк», он, конечно же, претерпел изменения, так как ушли, к сожалению, из жизни те музыканты, которые владели в совершенстве разными видами инструментов. Неохотно, так скажем, представители молодёжи идут. Из оркестра в такой небольшой уже ансамбль организовались. Я скажу так, что струнный инструмент, что духовые инструменты — нужны специалисты, чтобы данные дисциплины вести в школе искусств. Нет у меня таких специалистов. Нет таких преподавателей.

— А вообще у нас есть какие-то высокопрофессиональные преподаватели, артисты?

— Артисты — я не знаю, как отнести… Если воспитали Анатолия Бакланова, он учится и сейчас артистом является Театра эстрады. Он взрощенный нами. Он учился в школе искусств №1, занимался в школе-студии «М’арт». Таких примеров много. Ливанов, Редькин Андрей, который в ансамбле песни и пляски УВО сейчас танцует.

— Просто мне кажется, у нас достаточно талантливой молодёжи, а вот преподавателей, которые могут их приподнять на какой-то уровень, не хватает…

— Я бы так не сказала. У нас хорошего уровня всё-таки специалист — вокальная студия «М’арт», у них очень много дипломов на всероссийском и международном уровне.

* Для тех, кто не понял, почему нет оркестров.

Если уж говорить об оркестрах, то у нас есть замечательный, уникальный оркестр учащихся детских школ искусств, созданный как раз специалистом по струнным инструментам И.А. Волгаревой. Его выступления открывают не только все праздники ДШИ, но и многие городские праздники. Никакой помощи этому оркестру, насколько я знаю, не оказывается. Да похоже, начальник управления и забыла о его существовании. Ну и понятно, если не искать преподавателей для тех же духовиков, перспектив у духовых оркестров на территории АГО — никаких. А профессионалы у нас действительно есть, только не в почёте они. Вспомните о стимулирующих…

А я опять вспомнила историю с Ириной Малыгиной — профессиональным преподавателем сольного пения, которую буквально выжили из «Энергетика»… 

«В течение года всё появляется» 

— Что сделал начальник управления культуры для развития, популяризации культуры и искусства в АГО? Какой у неё план развития? Спрашивают про новые кружки, творческие объединения — были ли такие созданы в 2014 году? Планируется ли создание новых?

— Вы хотите знать, что лично я делаю?

— Люди хотят…

— Люди — это вы.

— Я тоже.

— Что лично я. Я считаю, что одно из достижений сферы культуры — это то, что они стали участвовать в конкурсах на соискание грантов. И то, что в прошлом году музей выиграл два гранта, лично я тоже этим занималась. Чтобы сельская библиотека выиграла грант, я тоже этим занималась. Ранее у нас такой возможности не появлялось. Перспектива — продолжить работу, чтобы участвовать в грантах, чтобы учреждения получили поддержку финансовую. Новые творческие объединения… Если руководители учреждений предложат, я могу открыть… Есть у нас, каждый год новые формы работы появляются.

— Специальным направлением в плане не выделяется?

— Нет, в течение года всё появляется.

— А как-то рассматриваете, какие у вас направления работы для людей разного возраста, разного уровня, может быть, подготовки?

— У нас все формы работы, которые предусматриваются для населения, предусматривают все формы работы для всех граждан АГО.

— То есть одно и то же для девушек и для бабушек?

— Есть специальное, есть общее. День города — это для всех категорий. Завтра будет для выпускников мероприятие, большинство, конечно, тут выпускники, но так как у нас 70 лет Победы, мы проецируем некоторые картины, которые были 9 Мая. И в этих картинах участвуют другие ребята, средний возраст, взрослое население. Родители придут. Получается много категорий. Разные возраста будут задействованы.

* Для тех, кто радуется получению грантов. Я тоже радуюсь. Но это был вопрос о том, куда наша культура идёт. Понятно из ответов: исключительно в сторону грантов. Остальное не планируется, так, в течение года стихийно возникает. Всё новое — лопухи на обочине, которые сами по себе растут. Всё, что имеет отношение непосредственно к культуре, а не к её финансированию — не интересует начальника. Про возрастную дифференциацию даже не говорю: всё для всех. А можно сказать и так: ничего ни для кого. Хотя по факту, конечно, всё не совсем так: есть у нас и возрастные объединения, и мероприятия, рассчитанные на определённый возраст участников. Просто Е.Б. Сахарова не в курсе. Хаос в планах и, наверное, в голове тоже. 

Прошу прощения у тех работников культуры, вопросы которых я не успела задать Е.Б. Сахаровой, — депутаты и так слушали нашу беседу достаточно долго. Итог: информацию начальника Управления культуры народные избранники не приняли, а это значит — на следующем заседании Думы Е.Б. Сахаровой снова придётся отчитываться. Так что вопросы ваши, граждане, пригодятся.

Впрочем, видите же, какие ответы… Надеюсь, видит это и глава администрации Т.А. Позняк. 

Принято к сведению

Излагаю коротко ещё ответы на два вопроса. На вопрос об отсутствующих или допотопных интернет-сайтах у учреждений культуры сказано: «Приму к сведению. Проведу работу». На вопрос о создании рабочих мест для инвалидов, кружков для инвалидов и возможности инвалидов посещать культурно-массовые мероприятия: есть кружки, есть коллективы, где работают инвалиды, мероприятия по созданию доступной среды планируются там, где проводится ремонт. 

Про Хабарову

Е.Б. Сахарова: «Эти 40 вопросов, которые работники культуры, обеспокоенные, задали, я не сомневаюсь, что автором этих сорока вопросов являлась Хабарова Татьяна Павловна».

Татьяна Павловна Хабарова, столь ненавистная начальнику Управления, очевидно, оттого, что выиграла у неё суд по отмене выговора и восстановлению в должности, действительно передала мне 8 вопросов. Ни один из них не прозвучал, к сожалению, потому что вопросы имеют конкретный характер.

Ирина Кожевина