Архив
23 марта 2016 в 0:00

Первая турбина в Российской Империи За что Игнатий Сафонов получил рубаху и шляпу?

Землю Артемовскую и Алапаевскую объединяет не только общая граница и населенные пункты, которые в советское время переходили из района в район, но и историческое прошлое. Примеров много, но пока рассмотрим только один.

Дело в том, что Ирбитский завод, находясь в гражданском подчинении города Ирбита, так как находился в Ирбитском уезде, подчинялся ещё и Алапаевску. Сам Ирбитский металлопрокатный завод входил в число заводов Алапаевского горного округа, и многие земли и леса, так называемая лесная дача, тоже принадлежали на правах «аренды» заводовладельцам. Соответственно и люди, жившие, допустим, в том же Ирбитском заводе, часто работали на Алапаевском или Верхне-Синячихинском заводе, бывало и наоборот.

В Алапаевске есть памятник Игнатию Евстафьевичу Сафонову (Софонову), есть и улица его имени. Чем же прославился этот человек, и как он связан с Артемовским районом?

Игнатий родился 14 декабря 1800 года в семье крепостного плотинного мастера Алапаевского завода, первоначальное образование получил в Алапаевской горнозаводской школе, которую основал В.Н. Татищев. В 1820 году Игнатия определяют учеником к его же отцу, который на тот момент был «первейшим» плотинным мастером на Алапаевских заводах. Это предопределило судьбу и славу Игнатия Евстафьевича.

Впоследствии Игнатий Сафонов, заменивший на работе отца, сильно обеспокоился проблемой технической отсталости завода, руководство это заметило, и его отправили на стажировку в Петербург на Ижорский завод, было это в 1834 году. После возвращения на родину Сафонов принялся за дело, тут и началась его реальная изобретательская карьера, которая поставила его в один ряд с Черепановыми и Кулибиным.

В 1835 году Игнатий Евстафьевич предложил управлению Алапаевского завода разработанный им проект устройства «горизонтального водяного колеса», так он сам называл водяную турбину. Тогда ничего подобного в мировой практике ещё не было. В то время все механизмы заводов вращали водяные колёса вертикального исполнения. В 1837 году первую в Российской Империи водяную турбину установили и испытали на Алапаевском заводе. Её мощность составляла 34 лошадиные силы — этого оказалось достаточно, чтобы заметно поднять производительность труда. Заметно — это в два раза.

Уже в 1839 году Сафонов устанавливает более мощную и усовершенствованную турбину на Ирбитском заводе, а в 1841 ещё более усовершенствованную на Нейво-Шайтанском заводе.

Наш известный краевед А.И. Брылин в своих заметках писал, что видел документы, которые доказывали, что первая турбина была установлена на Ирбитском заводе, а уже вторая на Алапаевском, но никаких подтверждений этому пока не нашлось. Это нисколько не умаляет значимости события: либо в нынешнем Красногвардейском стояла первая в России водяная турбина, либо вторая, но более совершенная. Какая разница, события-то всё равно были мирового масштаба — и то и другое.

В тот момент специалисты считали, что самые совершенные колёса стояли на Нижне-Исетском заводе близ Екатеринбурга, они работали при напоре воды 6,4 метра и требовали для своей работы подачу воды 800 литров в секунду. Но в феврале-марте из-за падения уровня воды в прудах многие заводы просто останавливались. Последняя же турбина Игнатия Сафонова работала при напоре воды в 3,5 метра и расходовала всего 240 литров в секунду. Соответственно, простоев заводов уже не случалось. А по мощности она сравнилась с тремя колесами Исетского завода.

Что ещё интересно, на Ирбитском заводе И.Е. Сафонов подключил к турбине изобретенную им плющильную машину, которая так и называлась: «софоновская плющильная машина». Она была более производительной и по конструкции напоминала некоторые прокатные станы, работающие сейчас.

В советские времена писали, что за свои изобретения И.Е. Сафонова практически не отблагодарили, дескать, крепостной и прочее… Давайте рассмотрим и этот вопрос.

За свои заслуги Игнатий Евстафьевич от владельцев завода получил кафтан из синего сукна, обшитый золотым галуном, шляпу, шёлковую рубаху и плисовые шаровары. Вроде бы немного, «на тебе шубу с царского плеча». Но эти вещи были статусными, вроде как мундир. Кроме того, его наградили золотыми часами, назначили приказчиком Нейво-Шайтанского завода (по другим сведениям управляющим) с окладом в 500 рублей в год. Говорят, что отец великого композитора, Илья Петрович Чайковский, повысил оклад до 700 рублей. А когда Сафонов 21 февраля 1862 года ушёл с завода по старости (62 года — возраст очень приличный для тех времен), ему назначили ещё и пенсию в 300 рублей в год (среднее жалование учителя с университетским образованием). Скончался изобретатель 9 февраля 1873 года.

Его сын, Алексей Игнатьевич, окончил Екатеринбургское горнопромышленное училище, прошел стажировку в Германии. По возвращению в родные края несколько лет проработал в конторе Алапаевского горного округа, а потом был назначен управляющим Ирбитским металлопрокатным заводом. Неплохая карьера для «крепостного».

Именно стараниями А.И. Сафонова был полностью переоборудован по новым технологиям Ирбитский завод, началось использование торфа в производстве вместо дров, построен театр, перестроен Свято-Троицкий храм, школа была преобразована в Министерское училище, построено новое здание для земской больницы и многое другое. За свои труды Алексей Игнатьевич Сафонов был признан Почетным гражданином города Ирбита.

Константин Бороздин