Подробности

Дело о квартирах возвращается КУМИ всё же ответит за разбазаривание муниципальных средств?

Похоже, дело о закупке муниципальных квартир по завышенным ценам, которое в 2018 году активно изучали артёмовские следователи СК и которое потом было благополучно закрыто, возвращается в повестку дня.  

Об этой схеме, успешно, на наш взгляд, внедрённой сотрудники КУМИ администрации АГО, мы писали ещё осенью 2017 года. Материал в 4 частях «Схема. Кого испортил квартирный вопрос» и сейчас можно прочитать на сайте «ВБ!» — мы, помнится, первыми заговорили о том, что происходит.

В материале подробнейшим образом — со всеми примерами — изложено, как именно выглядела (или могла выглядеть) схема обогащения за счёт муниципального бюджета в процессе покупки квартир, кто в этом был заинтересован и к каким выводам по этому поводу пришли три финансовые проверки.

Что увидели контрольные органы

Если совсем коротко, то дело было так.

Квартиры, о которых идёт речь, приобретались для малоимущих граждан и граждан, проживающих в аварийном и ветхом жилье. Соответственно, деньги были бюджетные, закупками занимался Комитет по управлению муниципальным имуществом.

Для того чтобы приобрести квартиру для означенных целей, Комитет вроде бы всё делал, как положено. Выставлял объявление на аукцион, в котором указывал, какой именно объект хочет приобрести. Участники, которые желали продать свои квартиры, отправляли заявки с предложениями, определялся победитель. Ну и затем заключался договор, переводились денежки. В общем, всё казалось вполне законным.

Но при проверках, которые проводили аж три контрольных органа — Финансовое управление Администрации Артёмовского городского округа, Министерство финансов Свердловской области и Счётная палата Артёмовского городского округа — вдруг обнаружилась одна очень неприятная деталь, которая привела всех проверяющих к единодушному мнению: при проведении муниципальных закупок имеет место неэффективное расходование средств местного и областного бюджетов.

Откуда такие цены?

Дело в том, что суммы, которые выкладывались муниципалитетом за покупку той или иной квартиры, никак не соответствовали реальным ценам  АГО, они были чрезмерно завышены. Соответственно, могло быть приобретено гораздо большее количество квартир, чем фактически было закуплено. И куда большее количество артёмовских семей смогло бы получить жильё.

Примеры такого нерачительного отношения к бюджетным денежкам поражают. Ну вот: квартиру на окраине города, в районе хлебной базы, Комитет купил за 1,6 млн, хотя её сложно было бы продать даже за половинную стоимость. В районе автобазы (тоже не самый престижный район) за 58 квадратов 1985 года рождения муниципалитет выложил 1,8 млн — попробуйте за такие деньги сбыть подобную жилплощадь в центре города. И так — почти во всех случаях, попавших под проверки.

Ну и что, скажете вы. Ну, лоханулся Комитет, зато наши люди смогли продать свои квартиры за хорошие суммы. А вот тут есть большой вопрос. Как выяснилось, «наших людей» было совсем немного. И они были не «нашими», а чьими-то…

«Наши люди»

Даже не будем исследовать тот факт, что часть граждан, продающих квартиры муниципалитету, состояла в родственных отношениях и друг с другом, и с той фигурой, которая в КУМИ командовала закупками.

Возьмём другой момент. Частенько Комитетом приобретались квартиры, бывшие в собственности у продавцов чуть более или даже менее одного месяца.

И опять же пример. 2-комнатная квартира в пос. Кирова стала собственностью гражданина Ю. 21 мая (он купил её за 850 тыс. рублей), а уже 17 июня, то есть через 27 дней, была продана им же Комитету (уже за 1,4 млн). Навар продавца квартиры от сделок нехилый — 550 000 рублей (разница между покупкой и продажей). Ничего себе, какой продвинутый и находчивый Ю., правда?

Ну вот как тут уйти от мысли, что некий человек специально покупал квартиры под специально объявленный аукцион, чтобы навариться? И как не подумать о том, что без помощи КУМИ ему проворачивать сделку за сделкой было бы весьма проблематично?

Конечно, в любом объявленном аукционе могли принять участие и другие граждане. Могли. Но практически не принимали. Похоже, всех претендентов отсекали уже на начальном этапе. Ведь квартиры Комитет хотел купить не абы какие.

Наливные полы и натяжные потолки

Требования, предъявляемые к той или иной квартире, которую планировалось приобрести для малоимущих граждан или граждан, живущих в аварийном жилье, Комитетом (не утверждаем, просто описываем схему) прописывались под конкретную квартиру, которую могли предложить те самые «наши люди». И порой эти требования были удивительны.

Например, есть аукционы, где с точностью чуть ли не до сантиметров указывались требуемые квадраты, где было ограничение по этажности. Иной раз точно указывался год постройки: например, 2009 год — а в этом году в АГО был построен только один дом.

Или ещё вот так: полы в санузле нужны только керамические или наливные, по всей квартире (в том числе — в санузле) потолки должны быть только натяжные или подвесные.

Согласитесь, сложно соответствовать, если эти характеристики не писались специально под твою собственность.

Тогда и сейчас

В общем, вы поняли: с каждой такой сделки можно было получить даже не десятки — сотни тысяч рублей.

В том, что схема существовала и приносила кое-кому свои нехилые плоды, мы, в общем-то, были уверены. Потому и опубликовали скандальный материал, подкрепляя его конкретными примерами из материалов финансовых проверок.

Чем закончилось, сами знаете. Ничем.

Сразу же после публикации нам объяснили, что ничего преступного в действиях КУМИ нет. Ну какая коррупция, в самом-то деле? Объявления об аукционах публиковались, то есть теоретически в них мог принять участие любой. Что касается требований, то разве плохо, что сотрудники КУМИ так заботятся о своих малоимущих земляках? Наливные полы, натяжные потолки и т. д. — хорошо же, если люди из аварийного жилья переедут жить в такие условия…

Потом следствие всё же началось, и редактора «ВБ!» даже вызывали в качестве свидетеля на беседу в следственный комитет. Следователь показал кучу томов дела о квартирах, которыми был завален весь подоконник. И сказал, что виновник в любом случае будет наказан, от уголовного наказания ему не уйти.

А посетовал вот на что: в этом деле не было пострадавших, потому что хорошо в итоге манипуляций было всем. Кто хотел продать квартиру — продавал её по той цене, которую он и определял. Муниципалитет исправно исполнял свои функции, обеспечивая определённую категорию граждан жильём. Посредники — неплохо обогащались.

В общем, все были довольны. Страдал разве что муниципальный бюджет, но ему слова не давали. А когда он заговорил голосом главы АГО Андрея Самочёрнова, то выяснилось, что и муниципалитет никаких претензий не имеет, потеря миллионов рублей из бюджета была названа незначительной.

И дело закрыли.

В прошлом году один упёртый местный общественник снова поднял вопрос и дошёл до областных силовых структур, однако результатов не добился. Местные представители СК тогда ответили нам, что факты не подтвердились, дело прекращено, пересматривать его никто не будет.

Однако — вот, будет. Какими путями пришло в Артёмовский это решение, можно только догадываться. Но точно — через область. И, думается, при участии нынешнего главы АГО. В итоге Артёмовская городская прокуратура вышла в Артёмовский городской суд с ходатайством об отмене отказной по делу о квартирах. 1 февраля случился суд, который разрешил отменить решение об отказе.

Так что следствие продолжается.