Архив
16 ноября 2012 в 8:48

Как слово прозвучало

Я обычно отказываюсь войти в состав жюри. Какой бы ни был конкурс, мне это всегда тяжело — решать, кто из конкурсантов показал себя лучше, кто хуже. Особенно если судить приходится детей — мне, как правило, хочется отметить и наградить всех ребятишек. А так, увы, не бывает.

Однако на этот раз я не стала отказываться. Честно говоря, у меня даже возможности такой не было. Конкурс называется «Звучащее слово», а так уж вышло, что именно со словом я работаю всю свою сознательную жизнь.

В общем, в пятницу на минувшей неделе я сидела в ДК Попова за столом жюри Второго районного фестиваля-конкурса «Звучащее слово» и наслаждалась. Потому что, как выяснилось, это очень здорово — слушать, как читает стихи (или прозу — реже) подрастающее поколение. Интерес молодых к литературе, чтению, творчеству просто бальзамом лился на душу.

Участников — и это тоже приятно — оказалось неожиданно много, заявки на участие в конкурсе подали около сотни человек. Правда, не все сумели приехать — погодные условия в пятницу были весьма неблагоприятными, весь день шёл снег, и температура воздуха напоминала зимнюю. Тем не менее, зал был заполнен.

Реклама

Соревнующихся в искусстве декламации распределили по четырем возрастным категориям: дети до 7 лет, 7-10 лет, 11-13 и 14-17 лет.

Самых маленьких было немного — мы увидели всего восемь номеров.

Карлсон (Гриша Егоров) носился по сцене, а Фрекен Бок (Таня Сафронова) пыталась его воспитывать. Этот жизнерадостный, свободно передвигающийся в сценическом пространстве дуэт и стал победителем в номинации «Инсценировка». Их соперники «Коротышки» — сразу две группы под одним названием, одна постарше, другая младше, тоже совершенно очаровали зал, читая стихи… хором и в движении. «Коротышки» получили приз зрительских симпатий. И хотя, честно говоря, «звучащее слово» при этом звучало не очень, как-то нечётко, члены жюри всё же не могли не заметить столь редкий жанр, как многоголосое чтение.

Среди малышей, читающих стихи индивидуально, членами жюри была отмечена четырёхлетняя Ульяна Нечипорук, задорно рассказывающая зрителям про два ботинка, поссорившихся друг с другом, и Никита Сорокин, оглушительно громко выпаливший стихотворение своей бабушки «Рыбалка». А вот победу члены жюри единогласно отдали шестилетнему Матвею Дульцеву. Матвей не особо напирал на голосовые связки, но каждое произнесённое им слово было понятно, речь звучала естественно. Оттого страданиями его героя по поводу того, что подарить знакомой девочке на день рождения, и зал, и жюри прониклись полностью.

В возрастной категории 7-10 лет любителей поэзии оказалось немало. Однако претендентов на победу было, пожалуй, всего трое. Остальные конкурсанты, наверное, сильно переволновались перед выступлением. Кто-то читал торопливо, проглатывая окончания слов, многие неверно расставили логические ударения в строках, некоторые слишком громко пытались выделить отдельные слова, были и такие, кто больше доверился жестикуляции, а не своему голосу. А вот голоса Алины Калининой, Лизы Свининой и Дарины Галимовой звучали замечательно, девочки дали возможность всем присутствующим в зале услышать, почувствовать поэтическое слово. После недолгого спора жюри решилось отдать первое место Дарине Галимовой, читавшей «Колыбельную для Дракоши».

Порадовали девочки, представившие на конкурс свои авторские произведения: тут были хороши все — романтичная Лида Трапезникова, интеллигентно сдержанная Лена Макарова и задорная, открытая Настя Смирнова, ставшая победительницей в своей номинации.

Ещё дети этого возраста читали прозу. И тут не было равных Насте Согоян (на фото). «Сказка про Козявочку» в её исполнении звучала восхитительно, голос работал как инструмент, передавая все смысловые оттенки, все интонации. И тут не мешала даже активная жестикуляция, потому что перед нами стояла не девочка, произносящая заученный текст, а настоящая десятилетняя актриса. Настю Согоян признали лучшей в номинации, ей же вручили и гран-при фестиваля.

Дети 11-13 лет читали уже совсем другие стихи — не детские. Авторов ребята тоже выбрали солидных — Гёте, Старшинов, Гамзатов, Окуджава, Ваншенкин, Твардовский, Есенин. Только вот пока большинству чтецов большие поэты не покорились. Мне лично понравилась Марина Муганцева, посвятившая стихотворение Булата Окуджавы «До свидания, мальчики» своему дедушке Анатолию Григорьевичу Доможирову — участнику войны, с которым артёмовцы простились накануне. Так искренне в её исполнении прозвучали стихи, что подчинили себе слушателей, заставили их слышать и сопереживать. Отметила я для себя и Ксению Грошеву — огромный отрывок из поэмы Александра Твардовского она прочитала на одном дыхании. А лучшей в номинации «Стихи» стала Алина Маслова, она читала «Чулочки» Расула Гамзатова — стихотворение трагическое, наполненное болью и вместе с тем предельно простое, в каждой своей детали, в каждом образе понятное. Зал слушал её, затаив дыхание.

Ксении Липиси не нужны были никакие побочные эффекты. Её негромкий, но музыкальный голос завоёвывал присутствующих в зале постепенно. Хотя сказание «Малиновка» Сельмы Лагерлёф не назовёшь лёгким для чтения, понимания, Ксении удалось, демонстрируя внутреннюю собранность, сохранить доверительность интонации во время исполнения. Она и победила в номинации «Проза». Органично и ярко прозвучали на фестивале и выступления Никиты Мустафина (Мамин-Сибиряк, «Притча о молочке»), Дмитрия Налимова (Тургенев, «Записки охотника»).

Оценивая самых старших, члены жюри во мнениях разошлись. Причём договориться было достаточно сложно. При обсуждении претендентов на победу в номинации «Авторское произведение» были названы фамилии всех трёх участниц: Ангелины Голубановой, Людмилы Щуповой и Анны Доможировой. В итоге нашли компромиссный вариант — отметили только одно из трёх прозвучавших стихотворений Люды Щуповой «Несколько слов».

Спор возник и при определении победителя в номинации «Стихи». В числе лучших назвали Людмилу Орлову (Друнина, «Зинка»), отметив её необычную — резкую, какую-то рубленую манеру чтения, и Александру Исакову (Шевчук, «Новое сердце») — не читавшую, создающую образ на сцене — современный, раздвигающий границы поэтических условностей. Я бы, пожалуй, поставила в этот же ряд Аню Хорькову — при хороших данных её, считаю, как, впрочем, и многих других ребят, погубил выбор материала. Я никак не хочу оценивать стихотворение Мусы Джалиля «Варварство», но это, ей же богу, не самый лучший материал в этом случае. Ограничусь тем, что скажу: с ним очень часто в подобных конкурсах участвуют неопытные чтецы. Вот и Аня была не единственной, кто на «Звучащем слове» читал «Варварство».

Ну а в финал, если так можно выразиться, у нас вышли два молодых человека. Никита Гундарев исполнил стихотворение того же Мусы Джалиля «Любовь и насморк» — забавное, шуточное. Никита точно попал в интонацию, он словно бы слился со своим героем. Зал принимал его замечательно, он веселился и даже хохотал над злоключениями бедного влюблённого. И только Игорь Запрудин, выбравший для своего выступления произведение нашего земляка Александра Паксиваткина, одно из самых его пронзительных стихотворений «Любить — это значит беречь», и уверенно освоивший его глубину, читавший сдержанно — без пафоса, но с чувством, сумел составить конкуренцию Никите. После долгого обсуждения и голосования решено было отдать победу Игорю Запрудину.

Реклама

Вот такие мои впечатления — впечатления члена жюри детского этапа Второго районного фестиваля-конкурса «Звучащее слово». Зачем я так подробно рассказываю об этом конкурсе? Почему называю фамилии не только победителей, но и других ребят? Так я ведь об этом уже говорила. И на этом конкурсе тоже наград было намного меньше, чем мне их хотелось бы вручить.

Ирина Кожевина