Архив
6 декабря 2012 в 8:13

Меняем митинг на собрание?

Ну вот, в Красногвардейском народ опять не скучает. Как всегда, впрочем. Иногда мне кажется, что там, на территории посёлка, гражданская война всё ещё не закончилась, до сих пор идут бои за Ирбитский завод, до сих пор есть красные и белые, буржуи и пролетарии, свои и чужие. Словно жители посёлка никогда не стремились и сейчас не стремятся к мирной жизни, не хотят ничего созидать и строить. Они всегда в борьбе, покой им только снится. Они возбуждены, возмущены и готовы по первому зову взмахнуть шашкой.

Правда, формат народного возмущения в посёлке всё же меняется. Если ещё несколько месяцев назад местные заводилы звали красногвардейцев на митинги, то теперь собирают на собрания. Вот в минувшую пятницу, например, они как раз организовали некое мероприятие, скромно названное собранием.

Такие формальные изменения вызваны другими изменениями — теми, что были внесены минувшим летом в Закон  «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» и соответственно в административный кодекс РФ. Ход этот — поменять митинг на собрание — хитрый. Дело в том, что в соответствии с внесёнными поправками предусматривается серьёзное наказание за нарушение порядка проведения публичных мероприятий, а порядок проведения митингов и собраний существенно отличается. Понятно, что к первому мероприятию куда больше требований предъявляется.

Хотя кто определит, какая именно форма публичного мероприятия использовалась? Красногвардейские «боевики» вот говорят, что они провели собрание, а мне кажется, что фактически они организовали и провели митинг, заявленный как собрание.

Реклама

Даже любопытно стало. Проведём исследование? Полагаю, кое-кому оно точно поможет сориентироваться в будущем.

Итак, что там было, в Красногвардейском?

30 ноября в подвале дома по ул. Станочников состоялось собрание (будем пока так называть это мероприятие). Кто говорит, что о нём не слышал вообще, кто утверждает, что о нём сообщили заранее — повесили объявление в магазине. Из организаторов мероприятия можно точно назвать только жительницу поселка Клавдию Васильевну Панову. Именно она приглашала на собрание директора ЖКХ, юриста и экономиста. Цель проведения собрания определена была ею же — вопросы по существующим тарифам. На собрании присутствовали депутаты Думы Артемовского городского округа Р.П. Гареева, К.М. Трофимов, Т.Н. Тер-Терьян, Е.И. Котлова, Л.А. Замараева, а также начальник управления социальной политики по Артемовскому району С.Б. Темченков (вот неожиданно…). Всего собралось 78 человек.

Говорит Сергей Измайлович Гиршфельд, директор Красногвардейского ЖКХ.

— В ходе собрания мне задавались вопросы о законности применения тарифов, в частности, на тепло. Я уверил, что тарифы применяются на законных основаниях. Они утверждены РЭК. Вся информация об этом присутствует на стенде в вестибюле ЖКХ с начала отопительного сезона. Любой может ознакомиться.

Но собрание было организовано и велось под председательством депутата Гареевой таким образом, что меня просто не слушали. Стоило мне открыть рот и сказать два слова, как меня тут же прерывало несколько человек, а председательствующая собрания даже не пыталась навести порядок. Поэтому, поняв, что мне просто ничего не дадут сказать, я предпочел в дальнейшем в этом действе не участвовать. Я был там до конца, но отвечать на вопросы не было возможности.

В самом начале собрания, когда мне дали слово, я сказал, что готов принимать любые вопросы в письменном виде и в письменном виде отвечать, так как речь идет о деньгах. А вопросы о деньгах криком на собраниях не решаются, их нужно решать, сидя за столом с листом бумаги и ручкой в руках. Поэтому я и предложил собравшимся подавать мне вопросы в письменном виде в рабочем порядке для того, чтобы информация не была искажена и двусмысленно истолкована (а любителей этого у нас предостаточно).

— Какое решение приняло собрание?

— Протокол прочитать мне не дали. В ходе собрания голосовали дважды:

1. За снятие с работы директора ЖКХ ввиду его неэффективной работы. Предложение исходило от Темченкова, а решение этого вопроса взяли на себя депутаты.

2. За обращение к президенту по поводу срыва ввода в действие водовода. Это предложение исходило от депутата Гареевой.

— А как же тарифы?

Реклама

— Никак. Больше не голосовали.

Двигаемся дальше. Смотрим, чем собрание отличается от митинга в соответствии с определением, которое даётся в законе:

собрание — совместное присутствие граждан в специально отведенном или приспособленном для этого месте для коллективного обсуждения каких-либо общественно значимых вопросов;

митинг — массовое присутствие граждан в определенном месте для публичного выражения общественного мнения.

Можно ли назвать то, что случилось в подвале дома по ул. Станочников, коллективным обсуждением? Едва ли, правда? Какие тут признаки обсуждения? Все занимаются только тем, что дружно обличают, причём ответная реакция обличаемого обличителям не интересна. Граждане не для этого сюда шли, они шашкой помахать желали, то бишь публично выразиться в определённый адрес, высказать общественное мнение в виде порицания. А предложив уволить директора ЖКХ, по сути, призвали поддержать и других людей это общественное мнение, то есть совсем далеко ушли от режима обсуждения. Да и решение, которое было принято в итоге, больше напоминает резолюцию.

Ещё один момент. 78 человек — это не просто совместное присутствие, это, согласитесь, всё же массовое присутствие.

В общем, как ни крутите, а признаки митинга (ещё раз посмотрите определение) — налицо. И, на мой взгляд, организаторы, назвав это публичное мероприятие собранием, очень сильно слукавили. Митинг нельзя проводить, не уведомив о нём местную власть, — эта норма закона непреложна. Власть должна знать о том, что происходит на вверенной ей территории. Мало того, она обязана участвовать в подобных «собраниях», ну хотя бы присутствовать на них.

В ином случае представители власти, чтобы навести порядок на территории, могут, к примеру, обратиться в прокуратуру. Что и сделала председатель ТОМС п. Красногвардейского Т.П. Литвиненко.

И теперь, если следовать букве закона, красногвардейских заводил (неужели одну К.В. Панову?) ждут многотысячные штрафы или обязательные работы на благо общества. Неужели оно того стоило? Ведь, судя по принятому решению, ничего и не решено… Ну разве что депутат Гареева очередное страстное письмо напишет — президенту Путину.

Хотя её-то мотивы как раз понятны.

Понятно, зачем участвуют в подобных действах и обычные жители — думаю, их не волнует форма, они не понимают, что нарушен закон, они, как и большинство россиян, просто устали от общих для всех коммунальных печалей, от высоких тарифов, от низких зарплат и пенсий. Вот и ищут виноватых.

Но до меня никак не доходит, почему с такой готовностью участвуют в нарушении законодательных норм государственный чиновник Темченков и депутаты Думы АГО. Особенно меня удивляют члены «Единой России» — ведь это именно их сотоварищи в Госдуме приняли такие поправки в Закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»…

А людям — и тем, кто участвовал в этом дивном собрании-митинге, и тем, кто его проигнорировал, хочу напомнить о предложении Сергея Измайловича. Если очень хочется развеять какие-то личные сомнения, почему бы не получить от директора ЖКХ письменный ответ на письменный вопрос?

Или — скучно так-то, без боя, мирным путём?

P.S. Забыла сказать ещё вот о чём. Организаторы в любом случае (и тут уже неважно — собрание это или митинг) не должны были собирать народ в неприспособленном для публичных мероприятий помещении — они обязаны были подумать о безопасности такой массы людей. Это тоже норма закона, с которой спорить бесполезно. 

Ирина Кожевина