Архив
28 марта 2013 в 21:13

Теперь уж душа начнётся

18 марта у православных христиан начался Великий пост. Он, как обычно, продлится 48 дней и завершится самым радостным праздником — Светлой Пасхой, которая в этом году приходится на 5 мая.

«Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Да, сегодня Великий Пост»… — так начинается «Лето Господне» Ивана Шмелёва. А вот ещё оттуда же: «…И кругом уже всё — такое. Серое небо, скучное. Оно стало как будто ниже, и всё притихло: и дома стали ниже, притихли, и люди загрустили, идут, наклонивши голову, все в грехах. Даже веселый снег, вчера еще так хрустевший, вдруг почернел и мякнет, стал как толченые орехи, халва-халвой, — совсем его развезло на площади. Будто и снег стал грешный…»

Захожу с хмурой ветреной погоды в церковь. А здесь тепло пахнет печёной картошкой, и где-то там, в глубине церковной трапезной, слышится разговор: голос батюшки разъясняет, а другие голоса — спрашивают. Ни службы, ни воскресной школы не идёт, а люди интересуются, и настоятель прихода, выходит, всегда на работе. Вот и наша газета по просьбам читателей задаст несколько вопросов о том, как следует жить эти семь недель, о чём думать, чем питаться, «чем дышать».

Мы разговариваем с настоятелем Храма в честь Иконы Божией Матери «Умиление» иереем Андреем Малашенко.

Реклама

— Отец Андрей, время поста всё ещё не стало частью уклада жизни общества, люди сегодня не постятся всем миром, как, например, описано в «Лете Господнем».

— Да, особенно где постный рынок описывается — красивая картина: мясо не продают, люди его не покупают. Душа радуется, что такая была Россия. Мы утратили такую жизнь.

— Что, в современных условиях это невозможно?

— По статистике, у нас 80-85 процентов крещёных, а верующих — один процент.

— Вы имеете в виду людей, что называется, воцерковлённых.

— Да, я имею в виду людей, которые приходят в храм и прибегают к таинствам церкви — покаяния, крещения, брака и прочим таинствам. Это человек спасительной веры, которую завещал Господь. А просто быть крещеным — этого мало для спасения души, не достаточно, чтобы не попасть в ад.

— Как вы считаете, что должно произойти сегодня, чтобы общество приняло этот спасительный уклад жизни?

— Я скажу вам. Ну, это даже не мои слова, а наших старцев: должна произойти большая скорбь, война. Только война, великая скорбь, людей отрезвляет, и они поворачиваются к Богу. Это историческая особенность. Вот Великая Отечественная война была попущена народу советскому именно за жизнь безбожную, за цареубийство. Господь не хотел, чтобы люди совсем погибли и попустил такой крестовый поход.

— А разве после Великой Отечественной люди массово обратились в веру?

— Вы знаете, война здорово встряхнула людей, после войны открывались церкви, монастыри. Столько было фактов помощи Божьей, небесного заступничества — явного, которое люди видели.

— Может быть, есть мирный путь к вере? Семья, например. Уклад жизни ведь из семьи идёт.

— Семья — это крест, это малая церковь. Это не одни радости, это трудности и скорби, это дети. Одни семьи становятся верующими, другие нет. От родителей всё зависит.

Реклама

— Просто если бы ребенок с детства видел, как в пост живёт его семья, как постятся родители, пожилые или больные члены семьи, как постится мама, будучи беременной, то и вопроса, как поститься, не стояло бы для человека.

— Да, существовала бы культура поста. Пост — это вообще искусство. Но где у нас такие семьи сейчас, чтобы постились все? Есть, но немного.

— Расскажите об этих семи неделях. Полторы из них мы уже прожили…

— Первая была самая строгая, нельзя есть даже масло растительное, на этой неделе вообще сухоядь. Считается, как начнешь её, так пост и пойдет. Каждый день были богослужения. Службы специально назначали на пять часов вечера, чтобы люди после работы могли прийти. В больших городах полные храмы, у нас, конечно, тоже люди приходят, но хотелось бы, чтобы было больше народу. В эти дни принято вспоминать всех защитников веры православной. На второй неделе почитают память святителя Григория Паламы. Третья седмица — Крестопоклонная. Крест — символ спасения нашего и облегчения. Глядя на крест, мы взираем на Спасителя нашего и укрепляемся: если кому-то кажется, что он сильно страдает постом, то, глядя на крест, он понимает всю незначительность своего подвига. Во время четвертой вспоминают богослова Иоанна Лествичника. На пятой неделе почитают память преподобной Марии Египетской, которая со дна ада смогла подняться до небес. Это говорит о том, чтобы никто не отчаивался. Некоторые люди, если их спросить, почему так живешь, говорят: да мне нет прощения, я грешник — человек опустил руки. А пример Марии Египетской, которая, раскаявшись, лишилась по своему желанию всех благ, которые имела, ушла в пустыню, стала жить там без пищи и одежды, стала похожа не известно на кого, не мужчина и не женщина, черная от солнца, показывает, что главное — желание человека спастись. Шестая неделя ознаменована Вербным воскресеньем — днем входа Господнего в Иерусалим. Последняя неделя поста — Страстная седмица — неделя страстей Христовых, перед Пасхой, тоже строгая. Благовещение и Вербное воскресенье — большие праздники, в которые разрешается вкушать рыбу. А вообще у всех разные взгляды на пост и разные силы. Нет, устав есть, он предписывает вот такой пост, а дальше верующие пытаются, сообразуясь со своими хроническими заболеваниями, со своими условиями жизни, решать, как поститься. Пост — дело личное. Некоторые люди грехи за собой осознают, а веры в то, что их ждет наказание, у них нет — говорят, это всё сказки, всё церковь придумала, и свидетельства людей, которые были на грани жизни и смерти, а, оставшись в живых, свидетельствовали, что они видели и что они испытывали на этой границе жизни и смерти, их не интересуют.

— Вы, наверное, читали книгу Юлии Вознесенской «Мои посмертные приключения». Произведение написано в 90-е годы в монастыре во Франции. В нем как раз вот о том, что там, после смерти. Вознесенская основывалась на воспоминаниях, на реальных переживаниях своей духовной наставницы-монахини, пережившей клиническую смерть. Мысль не новая, но автор как-то разложила всё по полочкам. И невольно задумываешься.

— Да, люди свидетельствуют, что трогает эта книга. Много есть хороших книг, которые можно почитать, в том числе художественной литературы. Всем можно порекомендовать читать Ветхий завет и Евангелие. Евангелия же разные. От Марка — самое простое, там всего 16 глав, мы его предлагаем прочитать людям, которые готовятся принять крещение. А более серьезные евангелия, которые открывают человеку тайны царства небесного, — это Евангелие от Иоанна, от Матфея. Есть духовная литература, например, книга «Несвятые святые» была признана «книгой года» в 2012-м. Ну и посерьёзнее — святых отцов почитать, Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова, Исаака Сирина, Ефрема Сирина — о посте, о том, что ждет душу после смерти. У нас есть доступ к литературе — в церковной лавке, в церковной библиотеке.

— В упомянутой вами книге «Несвятые святые» описывается такой случай, когда автор, архимандрит Тихон, с другом, находясь в командировке в Чечне, после возвращения на российскую базу, когда все уже сомневались, живы ли они, попали на ужин, устроенный в их честь. На столе было всё, что идёт вразрез с понятием поста. И оба они признаются, что впервые в жизни нарушили Великий пост, потому что не решились пренебречь гостеприимством хозяев. Значит, есть ситуации, когда отступить от поста — меньший грех, чем не отступить.

— Да, описывается такой случай, но это исключение из правил. А вообще постом не рекомендуется ходить на праздники, дни рождения. Тем более если ты знаешь, что люди не верующие. Ты будешь им укором, и сам будешь глупо выглядеть. А если будешь есть мясо с ними — будешь отступник.

— То есть исключение — это те моменты, когда невозможно выйти из них по-другому.

— Да, и Господь видит, что это произошло не специально.

— Вам отчасти приходится быть доктором, когда прихожане приходят за благословением отступить от поста, ссылаясь на недомогание?

— Я не могу запретить, да и никакой священник не может взять на себя такую ответственность — запретить. А если человек пострадает? Я могу только посоветовать, например, не причащаться, пока он не постится.

— Пост — это ведь не только и не столько ограничения в еде.

— Есть такие слова: постом и молитвой изгоняется род сей лукавый. То есть пост — это воздержание, а молитва — это предстояние перед Богом, в церкви или дома. Только вместе эти два фактора — работают, что ли. Пост вне церкви — это диета.

— В пост и развлечения под запретом. А если учесть, что раньше это были даже книги, как в «Петре Первом», например, в комнате царевны Софьи шкафчик с книгами был задёрнут занавеской: «великий пост — не до книг, не до забав». Но современному человеку как обходиться без телевидения, без Интернета?

— Нет, конечно, компьютер — это уже часть работы, это уже не развлечения. И священнослужители статьи читают, переписку ведут, это нормальная жизнь современного человека, которая не противоречит постному настроению. Настроение поста называется постная весна, это тихая светлая печаль — самое правильное настроение поста. Это подметил видный богослов — отец Иоанн Шмеман, живший последнее время в Америке.

— Считается, что постом начинается весна в природе. У того же Шмелева с постом «весна взялась»…

— Да, зима — это смерть, а весна — это рождение. Поэтому постная весна — победа жизни над смертью. Пасха ведь и вычисляется по Дню весеннего равноденствия. Есть такие слова о посте: не будьте унылы. Не надо, постясь, ходить с хмурыми лицами. Надо не показывать, что тебе тяжело. Еще есть выражение: постимся мы веселыми ногами.

— А что вы готовите в церкви, чтобы и все сыты были, и пост держали?

— На первой неделе мы кушали хлеб, соленые огурцы, сухари, картошку пекли, орехи, фрукты. Ничего не варили. А в выходные можно рассольник, борщ сварить с добавлением масла, ну и гады — креветки, крабы, кальмары, все эти морские чудовища калорийные. Можно бокал вина.

— Наливаете здесь по стаканчику?

— Нет, в церкви не наливаем, чтобы не искушать. А дома — пожалуйста.

— Существует какая-то постная выпечка. Неужели можно?

— Да ради Бога. Даже торты постные предлагает Ново-Тихвинский монастырь. И даже постное мороженое. Но стоит сказать, когда человек постится и ищет вкусных блюд, то это не то чтобы грешно — это смешно. Мы боремся со страстями, а человек изыскивает повкуснее покушать. Есть такой грех — сластолюбие.

— А если немножко?

— В воскресенье, в дни отдохновения, я еще понимаю. А в будни, когда строгий пост, не нужно.

— Прочитала такую фразу, которая принадлежит Серафиму Саровскому: «Ешьте что хотите, только друг друга не ешьте».

— Есть такая история, когда женщина пришла к старцу, но не исповедуется, а хвалится, как она постится. Он ей предложил что-то скоромное поесть. Она оскорбилась и говорит: я ведь, батюшка, мясо-то не ем — пощусь. Он ей ответил: так лучше бы ты мясо ела, а сестру бы не ела. Обличил её так. Ну, это духовное невежество. Вообще в современном мире трудно быть невежественным. Раньше — да, никакой информации не было, говорить боялись. Но сегодня в информационном, технологическом мире быть невежественным — нонсенс.

— Спасибо за интервью для наших читателей.

— Это здорово, что у человека есть вопросы к церкви. А вот если их нет — это печально.

«…И радостное что-то копошится в сердце: новое всё теперь, другое. Теперь уж душа начнётся…» («Лето Господне»).

Любовь Шмурыгина