Архив
18 июля 2013 в 11:30

Экстрим не был самоцелью

В некоторых телепрограммах их создатели ставят значок–титр: «Не пробуйте повторить — опасно для жизни!» Наверное, в нашем случае это тоже было бы уместным. Впрочем, судить вам. Саша Стеценко уроженка нашего города. Училась в школе №1, в лицее, закончила биофак Уральского госуниверситета, по роду занятий последние два года прожила в Германии и Венгрии. Несмотря на скромный бюджет Саша побывала за это время во многих европейских странах, обзавелась множеством друзей и знакомых.

— У меня всегда была гордость, что я — представительница страны, которая занимает одну восьмую часть суши на Земле, — рассказывает Саша. — Но когда меня начинали спрашивать, бывала ли я на Байкале, на Алтае, поняла, что видела я слишком мало. Это и послужило поводом для моего путешествия.

В общем, полтора месяца каникул (Саша получила приглашение в аспирантуру одного из институтов в Берлине), она решила посвятить изучению родной страны. Начать планировала, естественно… с Владивостока. Добраться туда — автостопом, ведь это так просто по всей Европе. Однако после визита в гости к двоюродной сестре планы переменились: Вера так интересно рассказывала о поездке на Конжаковский камень, который и находится-то несравнимо ближе — на севере нашей Свердловской области.

И Саше сразу же повезло: в Екатеринбурге её пригласила в свою машину семья, которая ехала в Карпинск. Но последние 60 километров — до посёлка Кытлым — оказались труднопреодолимым препятствием: автобус туда ходит через день. Имея на руках карту района, она решила идти пешком. А тут ремонт дороги с клубами пыли от самосвалов со щебёнкой…

Реклама

Через четыре часа пути девушку с рюкзачком и в медицинской маске подобрала попутная машина. Водителем оказался лесничий из Кытлыма, который и узнал о цели путешествия. Человек опытный, он попытался отговорить смелую туристку, рассказав ей об опасностях, которые подстерегают её на пути к вершине Конжака. Во-первых, погода: на высокой горе ещё много снега, во-вторых, медведи в тайге только выходят после зимней спячки из берлог. Однако Саша, видевшая хищников только в зоопарке, за реальную опасность это предупреждение не посчитала.

— Я дошла по трассе марафона, отмеченной флажками, до 11-го километра, где началась уже настоящая глухая тайга. Там поняла, что до темноты мне не подняться на вершину, и повернула обратно, — делится путешественница.

Но тут навстречу ей попалась группа туристов, которая шла на восхождение. И Саша решила добраться до вершины Конжака. И дошла. Повезло с погодой — с вершины открылась панорама окрестных гор, какой не представить, находясь внизу на равнине.

Группе предстояло идти ещё на Серебрянский камень, но Саша поняла, что целесообразней вернуться в посёлок. Вопрос «куда идти?» перед ней не стоял: дорога должна привести к людям.

Двигаясь по дороге, она просмотрела поворот марафонской трассы, а лесовозная колея вскоре дошла до разлившейся реки и исчезла. Перейти вброд ледяную горную речку… И Саша решила идти берегом. Но при выходе в долину речка всё более переходила в болото.

— Сил уже не было. Я насквозь промокла. В общем, была в полном отчаянии, — говорит Саша. — И тут я услышала звук ударов топора. Определила направление и пошла туда. Это были лесники, и оказалось, они ждали меня: их товарищ предупредил, что на них может выйти такая путешественница. Меня обогрели, дали сухую одежду, накормили, уложили спать.

Сашу отвезли в Кытлым, откуда она намеревалась вернуться домой. И тут случилось ещё одно и снова знаковое знакомство: девушка, приезжавшая к родственникам, рассказала о буддийском монастыре-дацане, который строится на горе Качканар. Новая знакомая оказалась жительницей города Качканара, куда девушки и отправились уже вместе.

Однако попасть в дацан оказалось не так просто. Дело в том, что практически вся гора сдана в аренду концерну «ЕВРАЗ», который перекрыл все доступы к вершине туристам. Охрана, выполняя свои функции, принимает самые жёсткие меры к «нарушителям».

— Представить такое в Европе невозможно, — возмущается Саша. — Концерн, который неизвестно где платит налоги, просто узурпировал природные ресурсы, он ничего не делает для города, но как при этом не любит людей! В Штутгарте, например, где базируется «Мерседес-Бенц», столько делается для населения, что нам в России представить трудно. А здесь — просто какой-то поток агрессии. На нас смотрели так, будто мы занимаемся промышленным шпионажем.

Но она с третьего раза всё же дошла до дацана. Мало того, Сашу так покорила атмосфера монастырской жизни, что она осталась там на целых три недели. С первого дня включилась в общий трудовой ритм (там все работают!). Ей приходилось топить печь, варить на всю общину, доить коз… Дацан сам себя кормит. Жизнь послушников аскетична, со множеством ограничений. И Саша, чтобы не отличаться от других, даже остриглась наголо.

В итоге в Артёмовский она вернулась через месяц. Многие, в том числе родные и знакомые, считают одиссею Саши Стеценко безрассудством. Сама она подводит итоги так:

— Для меня это был переломный период — предстояло выбирать приоритеты, и я решилась на это путешествие. Никакой экстрим не планировался, всё получилось само собой. Благодаря этому я встретила очень много хороших людей, готовых помочь, выручить в трудной жизненной ситуации — спасибо им всем. Ещё я поняла, как это важно — делать добро, отказаться от всего лишнего, ненужного, суетного. И ещё — как хрупок мир вокруг нас. Лес, который в таких масштабах рубят в районе Конжака, неизвестно куда идёт, а вырубки, которые должны быть расчищены под посадку нового леса, просто забрасываются. Гора Качканар, где есть залежи ванадия, может быть просто срыта лет через 30, несмотря на то, что там стоит монастырь. И это мало кого волнует. А так быть не должно!

Реклама

В ближайшее время Саша должна уехать в Берлин — учиться и заниматься наукой. Вернётся ли она после этого в родную страну?

А тех, кого заинтересовала эта история, мы хотим вернуть к самому её началу.

Анатолий Корелин