Архив
3 апреля 2014 в 10:36

А судьи кто? Как думские прогульщики атаковали думскую дисциплину

Очень рада, что этот разговор пусть не в той мере, в которой хотелось бы, но всё-таки состоялся. Да кабы знать, что именно этим кончится мой протест, я бы давно уже совершенно демонстративно вышла из зала заседаний.

Итак, минувший депутатский четверг начался с заседания комиссии по нормотворчеству и местному самоуправлению. Причём один из вопросов возник перед некоторыми членами комиссии более чем неожиданно. За несколько минут до начала перед депутатами положили письмо. Семь депутатов: Трофимов, Пономарёв, Тер-Терьян, Дынул, Шарафиев, Петрова и Гареева — попросили в повестку заседания Думы включить вопрос «О срыве заседания постоянных комиссий 20 марта 2014 года заместителем председателя Думы АГО И.Е. Кожевиной и председателем комиссии по экономическим вопросам И.И. Саутиным». В решении, предложенном инициативной семёркой, предлагалось следующее:

«1. Обратить внимание на руководящие органы Думы в лице заместителя председателя Думы АГО И.Е. Кожевиной и председателя комиссии по экономическим вопросам И.И. Саутина о недопустимости срывов заседаний рабочих групп Думы.

2. Рекомендовать главе АГО О.Б. Кузнецовой провести работу по укреплению дисциплины среди депутатского корпуса в целях более эффективной работы Думы.

Реклама

3. Рассмотреть на заседании Думы АГО в апреле вопрос об изменении регламента Думы с возможностью ротации руководящих органов Думы в случаях недисциплинированности депутатов, избранных в руководящие органы Думы».

Конечно, этот вопрос на комиссии можно было и не обсуждать — есть определённый порядок подготовки вопросов и вынесения их на заседание Думы, который в данном случае был нарушен. Однако, если честно, обсудить хотелось.

Напомню ситуацию, о которой идёт речь. На совместное заседание комиссий 20 марта (как обычно — вот уже в течение нескольких месяцев) подтянулся красногвардейский боевой отряд из привычных четырёх «защитников» красногвардейской экологии во главе с главной «защитницей» Кузьминых, чтобы опять с пафосом трясти перед нами какими-то бумагами, которые они так ни разу и не удосужились размножить для всех депутатов. При обсуждении интересующего этих граждан вопроса, как только глава АГО в очередной раз дала слово Кузьминых, запротестовал депутат Саутин. И покинул зал заседания. После того как Кузьминых начала громко кричать, вести себя не совсем адекватно, из зала заседаний вышла и я.

И вот письмо — от семи народных избранников. Возмущённое. Несмотря на то, что двое подписантов вообще отсутствовали на том самом заседании: депутат Шарафиев не ходит на Думу в принципе, депутат Пономарёв, как обычно, убежал, не отзаседав и половины положенного.

Но — слово докладчику и, полагаю, главному закопёрщику сего действа. «Причёсывать» его речь не буду — во избежание неприятностей.

Депутат Трофимов:

— 20 марта у нас было совместное заседание комиссии. Ряд наших коллег-депутатов… Ну если бы это было наше внутреннее разбирательство, тогда пожалуйста. Но тут были наши избиратели из Красногвардейского. Вот они заходят как раз. Наши коллеги… Вопрос, почему было сорвано заседание комиссии. Все люди занятые… Временем как бы много не располагают, тем более, что некоторые депутаты куда-то не ходят, чего-то не решают. Вот, хотелось бы заслушать этот вопрос, почему депутаты ушли, сорвали заседание, почему они не вступили в диалог. Самое-то обидное и самое настораживает, что эти два депутата являются руководителями руководящих органов нашей Думы, один депутат председателем комиссии, а другой депутат заместителем председателя Думы. И хотелось бы всё-таки поставить точки над i, чтобы дальше рассматривать, хотелось бы всё же внести и поработать над регламентом конкретно, если люди, которым Дума поручила выполнять какие-то обязанности руководящие, и они себя так ведут, ну, наверное, им уже и не место в этих руководящих…

Остальное — в том же духе. Путанно слегка, вам не кажется? Переведу, что имел в виду коллега: как не стыдно, вы же руководители Думы, чтобы не вели себя так, давайте изменим регламент — внесём пункт о ротации, будем вас менять.

И началось обсуждение. По-моему, сильно разочаровавшее оратора. Поскольку выяснилось, что многие депутаты хотят говорить о дисциплине, но речь ведут совсем не о «руководителях руководящих органов».

Депутат Горбунов согласился, что вопрос поднимается серьёзный. Только вот разбирать нужно не случившееся 20 марта, а все пропуски всех депутатов, обязательно проанализировать их и заслушать каждого депутата:

— Тут могут быть субъективные и объективные причины. Выслушаем, посмотрим и сделаем вывод: как нам нужно построить свою работу, чтобы уважать друг друга и плодотворно работать на благо наших жителей.

(Так, на всякий случай, скажу, что депутаты Горбунов, Кожевина и Саутин практически не пропускают заседания не только Думы, но и думских комиссий — в отличие от депутата Трофимова и всех остальных жалобщиков).

Реклама

Ему возразила депутат Гареева, сказав, что речь шла не о том, что кто-то ходит на заседание, а кто-то не ходит, а о том, что депутат Саутин не захотел слушать её избирателей.

А ещё, судя по словам этого депутата, речь о том, что жители написали о «происшествии» на Думе губернатору. (Эка невидаль! Да кому только не пишут под чутким руководством наши красногвардейцы, на кого только не жалуются).

Депутат Горбунов в свой черёд не согласился с депутатом Гареевой:

— Так нельзя: мы об этом хотим говорить, а об остальном не хотим. Каждый из депутатов переступил черту, когда не пришёл на Думу, когда встал и ушёл, когда не стал голосовать за то, за что должен был голосовать, — за федеральные поправки.

Слегка смутило единомышленников выступление депутата Тер-Терьян. Причём поначалу она выражалась примерно так же, как лидер подписантов:

— Я считаю, что с некоторых пор наша Дума зашла в какой-то некоторый тупик. Извините, такую работоспособность (опыт у меня богатый) я ещё не встречала. Иногда возникает вопрос: а зачем я вообще здесь?

А вот далее речь опытного депутата порадовала разумностью:

— У меня мысль такая: надо сделать комиссию по этике. Мы даже не замечаем, как мы общаемся друг с другом: можем оскорбить любыми словами.

И дальше — совсем уж внезапно для депутата Гареевой и её боевых земляков:

— Конечно, мы должны выслушивать наших избирателей, но это не значит, что они должны приходить на каждое заседание. Дума есть Дума, где должны присутствовать депутаты и приглашённые. Есть определённый порядок, давайте его придерживаться.

Депутат Кожевина, то бишь я, сначала удовлетворила любопытство депутата Трофимова:

— На заседании прозвучали оскорбительные высказывания в мой адрес, и форма высказываний была оскорбительна. Поэтому я ушла. Терпеть подобное и впредь не намерена.

Затем внесла свои предложения в решение.

Дополнить первый пункт (см. текст решения выше) словами «а также на других депутатов».

Обратить внимание на наличие в регламенте процедуры отзыва и заместителя председателя Думы, и председателя комиссии, что делает бессмысленным предложение о ротации в воспитательных целях.

Рекомендовать орготделу Думы придерживаться регламента: в соответствии с ним в протоколе заседания должны содержаться списки присутствующих и отсутствующих депутатов с указанием причин отсутствия.

В финале заметила, что не бывает объективных и субъективных причин отсутствия на Думе. Есть уважительные и неуважительные. Уважительными могут быть следующие причины: болезнь, командировка и отпуск за пределами территории АГО.

Депутат Котлова объяснила свою позицию:

— Существует регламент, который обязывает нас с вами друг друга слышать. В соответствии с ним сначала слово даётся депутатам, потом предлагается другим присутствующим. А на этот раз приглашённые перешли черту. Я могу понять Ирину Евгеньевну: когда ушат грязи на неё полился, мы все ведь молчали, мы слушали. Никто не остановил. И она сказала: «Я не хочу с вами в таком тоне разговаривать». И это понятно.

Дальше депутат предложила искать общий язык и закончить с практикой жалоб в партийные органы друг на друга:

— В обком бегать и жаловаться, что плохо себя ведёт Кожевина, Котлова, это просто неэтично, особенно когда поступают так мужчины. И уж совсем несерьёзно искать каких-то кукловодов в Думе, считая всех депутатов куклами.

(Опять же добавлю, что грешит подобными «подвигами» именно депутат Трофимов).

Огорчённый «непониманием» коллег, депутат Трофимов отмёл от себя некоторые «обвинения»:

— Если речь про меня, то я никогда не голосовал против федерального закона. Пожалуйста, дайте мне поимённое голосование, где я голосовал. У нас нету такого — поимённого голосования. Там можно сказать и припереть к стенке: товарищ, ты…

Потом, по сути, в том, что некоторые депутаты не ходят на Думу, обвинил прессу:

— Сейчас Думу имеем не из 20, а из 18 человек. Завтра мы будем Думу иметь из 15 человек, потому что действительно ходить сюда уже не хочется. Всё какая-то политика, потом всё это в прессе и выворачивается, и пишется.

(И ничего, что один из самых стойких прогульщиков — депутат Шарафиев — как раз представитель той самой прессы, в которой в угоду политическим интересам «и выворачивается, и пишется»… Где логика?)

Дальше депутат Трофимов чуть в шок меня не поверг, заявив:

— Ирина Евгеньевна, если бы я услышал, что вас оскорбляет кто-то, я бы за вас заступился как за женщину — это во-первых, во-вторых, вы коллега-депутат, я бы тоже заступился.

(Это при том, что именно депутат Трофимов частенько допускает оскорбительные высказывания, в том числе и в адрес депутатов-женщин — Кузнецовой, Чеботарёвой, Котловой, в адрес представительниц администрации — Позняк, Удачиной, Бачуриной, Юсуповой…)

Из долгой речи депутата ещё одну мысль хочется выделить, поскольку она тоже показательна:

— Некоторые у нас просто за то, что они находятся на работе, по сто тысяч получают. А мне надо деньги заработать в другом месте. Что вы будете мне говорить, что я куда-то не пришёл, если у меня на работе какие-то проблемы, какие-то дела, как у Михаила Васильевича (Пономарёва)?

Помните? Я в прошлом номере газеты уже размышляла над такой позицией. Вот и здесь не удержалась:

— Про работу, про занятость, про то, что есть деловые люди, а есть не деловые — это вообще не разговор. Потому что когда шли в Думу, мы же не говорили своим избирателям, что не будем ходить на заседания, оттого что нам некогда. Почему от вашей работы, оттого, что вам необходимо быть где-то не здесь, должны страдать Дума и избиратели? Участие в заседаниях Думы является формой депутатской работы.

Новый поворот обсуждению событий 20 марта придал второй обсуждаемый «руководитель руководящего органа Думы» — депутат Саутин:

— У меня своя позиция, у Ирины Евгеньевны — своя. Но мы, покинув зал, две минуты постояли там, пока вопрос закончится, и вернулись обратно в Думу работать, потому что заседание продолжалось. Но уже ушли у нас следующие депутаты: Дынул, Трофимов и Гареева. Раиса Петровна сказала: раз мой вопрос не дослушали, я тоже уйду. Срыв-то должен обсуждаться так: Кожевина, Саутин, Гареева, Трофимов, Дынул, ещё раньше ушёл Пономарёв. Всех нужно обсуждать, кто ушёл до окончания заседания. Всем понятно, зачем этот вопрос задан был: для того чтобы раскачать определённую политическую ситуацию. Видите, кто инициаторы у нас? А судьи-то кто? Кто вопрос-то задаёт об этике, о посещении, о пропусках? Вправе ли они такие вопросы задавать вообще?

И депутат предложил создать рабочую комиссию, на которой обсудить персонально каждого, высказать все свои замечания, претензии, предложения об изменениях в регламент.

— Когда мы с вами наговоримся, мы уже готовое решение вынесем на Думу. Решение должно быть конкретным: сделать то-то. И надо статистику давать после каждого месяца и в газете, публично. Неважно, болел ты или нет. Главное — присутствовал или нет. Вы потом сами перед своими избирателями оправдывайтесь, почему отсутствовали.

Ну вот, собственно, и всё. Депутат Трофимов всё равно попытался (уже на Думе) вынести вопрос на обсуждение в том виде, в каком он представлен в письме семи возмущённых, однако коллеги его не поддержали. А это значит: очередная кавалерийская атака не удалась, но послужила поводом для более глубокого изучения вопроса.

Да, ещё. На состоявшейся в этот же день Думе по неуважительным причинам отсутствовали депутаты Шарафиев и Арсёнов, по уважительным депутаты Размадзе (командировка) и Замараева (болеет), по неизвестным депутат Вакорин. Депутат Дынул ушёл в суд, показав председательствующему повестку.

Ирина Кожевина