Архив
11 февраля 2016 в 0:00

«В нас неизменны чувства…» Несколько слов об Александре Паксиваткине

Кто такой Александр Паксиваткин, наверное, объяснять не нужно. Особенно старшему поколению. Ну и всем тем, кто в принципе интересуется поэзией, творчеством, в том числе и местных писателей.

Вот и в Артёмовском краеведческом словаре, который вышел в свет в 1998 году, о нём написано ровно столько же, сколько о других известных артёмовцах.

Александр Паксиваткин. Фото из архива «ВБ!»

ПАКСИВАТКИН Александр Михайлович (30.04.1953)

Поэт. Публиковался как в местной прессе, так и в областных и центральных изданиях. Ряд его стихов положен на музыку и входит в репертуар самодеятельного коллектива Сосновоборского ДК. В местной типографии в 1993 году вышел первый сборник стихов самодеятельного поэта «Талый Ключ». Родился в Свердловске. Окончил среднюю школу. Работал в Красногвардейском химлесхозе. Живет в поселке Красногвардейском.

Всё это правда, так всё и было, но только с тех пор, когда он жил и работал в Красногвардейском, много воды утекло. Ну, опять же интересующиеся знают, что сегодня Александр Паксиваткин находится далеко от своего любимого Талого Ключа — за совершение тяжкого преступления вот уже седьмой год он отбывает наказание за решёткой. Сегодня это ЛИУ — лечебно-исправительное учреждение №51.

О том, какие события этому предшествовали, вы можете посмотреть на старом сайте нашей газеты по адресу http://vsegazeta.ucoz.ru/news/sudba_cheloveka/2009-10-30-834.

Конечно, такой поворот в жизни любого человека является судьбоносным, однако мало кто мог предположить, что именно за колючей проволокой взойдёт счастливая звезда поэта.

Стихи, выложенные друзьями-земляками Александра Паксиваткина в Интернете, на сервере «Стихи.ру», увидел Виктор Тихомиров–Тихвинский, главный редактор журнала «Русский писатель».

Темнота в глазницах окон.

Тишина. Туман с реки.

Лишь попавший в сетку окунь,

Передернул поплавки.

Только конь, почуяв осень,

Звякнул бубном и заржал.

Да рябина на погосте

Одинокий свет зажгла.

Мост, упавший на колени,

По-верблюжьему горбат.

Убежать бы из деревни!

Чем тут хвастать? Не Арбат…

О! В капусте стонут жабы…

О! Шуршит в соломе мышь

Убежал бы! У-бе-жал бы!

От себя не убежишь.

Млечный путь звезду уронит –

Вздрогну!

Сникну.

Затужу…

И, оставшись на перроне,

Вслед тебе из-под ладони

Я сквозь слезы погляжу.

Прочитав эти строки, а потом и другие стихи Паксиваткина, петербуржский писатель был впечатлён:

«…таких мастеров стихотворного слова в России — наперечет. Каждое слово в любом его стихотворении — как забитый гвоздь — точно и к месту».

Пожалуй, с этого момента всё и началось. Подборки стихотворений нашего земляка были опубликованы в журналах «Русский писатель» и «Бег», имя Александра Паксиваткина зазвучало в Интернете: наберите сами в поисковике — увидите степень его популярности.

Мало того, у Александра Михайловича появилась поклонница из Германии, которая пусть и небольшим тиражом, но всё-таки выпустила его сборник «Стихи с окраин сентября».

И сейчас Александра Паксиваткина из ЛИУ-51 называют звездой даже руководители свердловского управления ФСИН. Конечно, эта известность делает его пребывание в местах не столь отдалённых чуть более комфортным, чем у других сидельцев. Но только зона — она и есть зона.

— Меня как-то спрашивали, что такое «зона» глазами Александра Паксиваткина. Может ли она быть источником вдохновения? Не приходилось видеть «зону» сверху, снаружи, но представилась печальная возможность наблюдать и изучать её изнутри. Четыре года смотрю вокруг себя, на людей и не могу многое понять. Их судьбы ничем не отличаются от судеб нормальных людей, оставшихся там, на воле. Рядом со мной — вчерашние преступники, но они тоже люди, которые находятся вдали от домашнего очага, родных и близких. Это тяжёлое бремя, но это наказание они заслужили своими поступками. Справедливое оно или нет, Бог рассудит…

Вот так. Слова эти были сказаны два года назад, когда была пройдена половина срока наказания. Сегодня осталось два года. Наверное, Александру Паксиваткину светит выйти на волю по УДО: он осторожно сказал об этом перед Новым годом, когда поздравлял нашу редакцию с праздником.

А пока он участвует в конкурсах художественной самодеятельности, которые проводятся среди заключённых, выступает перед гостями ЛИУ, принимает участие в других мероприятиях, таких, например, как традиционные Рождественские чтения в воскресной школе, которая работает на территории исправительного учреждения. Ну и, конечно, пишет стихи, которые иногда присылает к нам в редакцию, а порой просто диктует по телефону. Как вот этот цикл, который он начал писать совсем недавно — одной из первых нынешних зимних ночей. Говорит, строчки пришли к нему ровными четверостишиями, аккуратными и законченными. Так и назвал: четвертинки.

С новым циклом известного артёмовского/уральского/российского поэта Александра Паксиваткина мы сейчас и познакомим наших читателей.

О несовместимости!

Нельзя совместить два томления,

Как мирное с тяжбой войны –

Приятное чувство прощения

И горькое чувство вины.

О хвосте!

Родясь в цивилизованном столетии,

Скажу о том, за что не раз судим.

Мы — без хвоста! Но многие до смерти

В угоду Злу всю жизнь виляют им…

О мести!

Ты — отомстил? Тогда ты есть калека…

Что ж, надо б до деяния учесть:

Над всем в порочном сердце человека

Главенствует неистовая месть.

О постоянстве!

Моя любовь… В ней главное одно –

Ответственности призрачное чувство.

По сути, переменное оно…

И сохранять стабильность есть искусство!

Об истине!

Щебечут птицы или тихо тает снег,

Всё преходяще в круговерти тленной.

Есть только Время и есть только Человек!

И больше ничего нет во Вселенной.

О негативизмах!

Негативизмы — не рождаются. Поверьте!

Хотя поверить в это трудно. Мир — в крови…

Нет негодяев и нет нелюдей на свете!

Есть человечки без родительской любви.

Об эволюции!

А завтра формируется Сегодня:

Быть в авангарде или вслед смотреть.

Чертоги Рая или Преисподней…

То есть Бессмертье наше или Смерть.

О разовом!

Наша жизнь — это то же, что смерть,

Только разница в датах и муках,

Словно пряник и жёсткая плеть,

Что даются — в единственных штуках.

О любви!

Любовь на свете есть? И да, и нет.

Быть может и «Привет!» и «До свидания»,

От уровня желания и лет,

От качества души и воспитания.

Об афоризме!

Кто же сказал сие — увы, забыл я,

Но сказано, я верю, навека:

И человече обретает крылья

При помощи хор-рошего пинка.

О прописке!

Мой дом — Россия! (Верный выбор темы!)

Но мне, изгою, в нём прописки нет,

Ибо в тюрьме, как в скопище богемы,

Прописан я авансом — на сто лет.

О нирване!

Мы, люди, далеки от совершенства,

Эгоистичны и завистливы весьма.

В нас неизменны чувства — как блаженство

В нирване при отсутствии ума.

О могиле!

В любом из нас такие есть места,

Которые исправит лишь могила.

Но ни одна могильная плита

Моральному уроду — не правило.

О пиранье!

Есть человек-пиранья. Хищник тот,

Который о твоих причудах в курсе.

Сунь только палец в вострозубый рот —

Он твою руку по плечо откусит!

О парадоксальном!

Звоню! Звоню — будь вечер или утро.

Дипломатичней было б письмецом…

Навязчивых лишь терпят почему-то,

А любят — уникальных наглецов.

О дуралеях!

Есть приятель — без предупреждения,

Есть шутиха — вроде сквозняка

Дуралей — не стоит сожаления,

А дурёха — лёгкого шлепка.

О личном!

Одни сочувствуют: ох-ах.

Хе-хе — кощунствуют другие

А я не тот, какой в стихах!

Какой? Диагноз: ностальгия.

О ностальгии!

Что ж: весь — из грусти! Вот фрагмент,

Который с осенью — на равных.

Есть ностальгический момент —

Сегодня тень на листьях рваных.

Ирина Кожевина