Архив
18 мая 2017 в 0:00

40 дней после Питера В метро Санкт-Петербурга оборвалась жизнь художницы Ирины Медянцевой

Наверное, многим после 3 апреля снились эти куклы. Нежные, с какими-то очень живыми, не настоящими, но всё же человеческими лицами, с огромными глазами — эти игрушечные гномы, балерины, ангелы, хранители очага, вносящие в жизнь хозяев домашнюю теплоту, никак не соотносились с искорёженными вагонами, болью и смертью. Наоборот, они не могли иметь к случившемуся в питерском метро никакого отношения. Но всё же имели. И потому — снились.

Ирина

Ирину Медянцеву, создательницу этих удивительных кукол, после теракта опознали первой. Что понятно — рядом была дочь, которая ехала с ней в одном вагоне и которую она интуитивно закрыла собой от верной гибели.

Сама — не прошло и получаса после взрыва — умерла прямо в реанимобиле.

Всё это мы слышали, видели, читали. Об Ирине говорил её муж Александр Каминский — эта запись мгновенно разлетелась по Интернету, столько тоски и растерянности прозвучало в словах сильного мужчины, что стало понятно: именно так выглядит горе.

Реклама

А 11 мая, как раз накануне сорокового дня, к нам в редакцию пришла женщина.

— Я сестра Ирины Медянцевой, — сказала она.

Не родная — двоюродная. Но наша землячка Наталья Вихарева и знаменитый питерский кукольный скульптор Ирина Медянцева вместе выросли и, став взрослыми, не утратили привязанности: общались, дружили, знали всё друг о друге.

— Куклы вообще были у неё повсюду. Она их продавала, дарила, просто так отдавала. Говорила: «Я их очень люблю, это моя мечта». Ирина из большой семьи. Там все дети талантливые, она всегда мечтала стать скульптором. Вот и поступила в Кунгурское художественное училище. Делала свои первые куколки из папье-маше. Летом они хранились в холодильнике, потому что таяли. Очень долго шла к своей мечте. Сами же знаете: то денег нет, то ещё что-то происходит. А сейчас у неё как-то так начало складываться всё хорошо… Надо же было ей оказаться в этом вагоне в это время в этот час.

3 апреля Ирина Медянцева пошла провожать старшую дочь. Лена приехала к маме погостить из Новгорода. Они спустились в метро, сели в злополучный третий вагон, поезд двинулся, и почти сразу же прозвучал хлопок.

Лена

— Лена говорит, они стояли поодаль от этого шахида, Ирина была ближе, а Леночка за ней. Мужчина, который помогал всех вытаскивать из вагона, рассказывал, что она после взрыва сидела и плакала, просила: «Мама, не умирай».

Сама Лена долго находилась в реанимации.

— Мы 7 апреля были у неё в больнице, она такая вялая была. У неё нога очень сильно пострадала и сторона правая. Сколько осколков из неё достали под наркозом — эти крупные шарики и ещё — чем только не начинено было. А последние доставали без наркоза. Говорит: так больно было. И уже перед выпиской — ещё операция, хотели сначала оставить мелкие осколки, чтобы не навредить, — там же всё-таки связки, сухожилия, но потом решили их вынуть. Леночка лежала в Мариинской больнице, а сейчас отдыхает в санатории «Белые ночи», ей дали путёвку бесплатно, специальную обувь…

Люди

Говорят, что жители Санкт-Петербурга во время апрельской трагедии показали свои лучшие качества. Наталья подтверждает: это действительно так.

— Мы были на месте трагедии. Идём с портретиком Ирины. И вроде столько народу — ведь пятимиллионный город, где никого мы не знаем абсолютно. Но только подошли туда с этим портретом — столько людей собралось. Незнакомые люди, но расспрашивают, сопереживают, плачут. И цветов, цветов там, и всё несут. Стоим с сестрёнками, говорим: надо же, такой большой город, а все как будто родные люди.

Куклы

Осиротевшие куклы Ирины Медянцевой пока ещё смотрят с витрины интернет-магазина, но уже не продаются. Они запоминаются сразу, в них невозможно не влюбиться. Это куклы-эмоции: любовь, восхищение, мечтательная задумчивость, озорство, смущение, светлая грусть — на чудесных фарфоровых личиках нет места разве что отчаянию, потому что ему не было места в жизни их творца.

— Ирина светлый очень была человек. Стремилась всем помочь — всегда, во всём.

Реклама

Дочери Ирины Медянцевой идут по стопам мамы. И Лена, и Юля занимаются куклами. Юля будет вместо мамы работать в ДК «Суздальский», вести кружки, давать мастер-классы. 6 мая, в мамин день рождения, она провела первое занятие. Лена думала, что после трагедии больше никогда не сможет лепить кукол, но уже начала лепить — нельзя же, чтобы мамино любимое дело ушло из её жизни.

Ирина участвовала в различных российских выставках — она была известным художником-скульптором. В 2017 году пройдёт очередная — персональная — выставка, только вот автора на ней не будет.

Снова Ирина

Ирину Медянцеву похоронили 6 апреля на Овцинском кладбище.

— Саша, Юля выбрали сами: очень красивое место. Там, где она лежит, дорога и вид на её дом. Там новостройки, буквально год прошёл, как они переехали в новую квартиру. Саша каждый день приезжает, каждый день её навещает. Такая судьба выпала нашей Ирине. Лена говорит: надо же, вот так шли, разговаривали, какие-то у нас были планы, мечты — и вдруг через полчаса мамы нет. За полчаса не стало человека. Ушла из дома, закрыла за собой дверь и всё. Не вернулась. Ужасно. Идёт политическая война, а гибнут простые люди.

Прошло сорок дней после трагедии. До сих пор продолжаются аресты тех, кто причастен к взрыву в петербургском метро. Наверное, всех найдут и накажут — иначе грош цена нашему государству.

Только вот ответов на главные вопросы от террористов не получишь. Вопросы живут в каждом из нас, а потому ответить на них можем только мы сами.

Что нужно нам на этой земле? Отчего мы такие разные? Откуда эта любовь и откуда — ненависть?

Кто-то создаёт кукол, похожих на людей, а для кого-то все люди — куклы, игрушки, марионетки…

Кто-то умеет вдохнуть жизнь в безжизненное, а кто-то способен только на то, чтобы отнять жизнь у живого…

Кто-то несёт людям радость и надежду, а кто-то сеет страх и гнев…

…Я думаю, многим снятся чудесные куклы Ирины Медянцевой. Спасибо ей за этот свет и утешение.

Будем помнить.

Ирина Кожевина