Мысли
13 апреля 2019 в 12:22

Что нам делать с Фросей Бурлаковой? О канонах и импровизации, мимолётном и полезном в искусстве

Работа Владимира Валькова
Есть такое расхожее мнение: чем больше у народа, коллектива, семьи или человека энергии для жизни и развития, тем активнее он создаёт что-то за пределами полезного — просто без пользы красивое, просто смешное, просто новое. Некоторые из этих созданных работ становятся произведениями искусства, свидетельством культурной эволюции. «ВБ!» решила перевести эту тему в плоскость творческого воспитания и обратился с вопросами к специалистам: правила или природа формируют талант, должно ли искусство быть обязательно полезным?

О самородке и благородной огранке

Людмила Сикорская, научный сотрудник Артёмовского исторического музея:

— Есть почти у всех людей задатки, которые, если развивать, становятся способностями. Вопрос — всегда ли академическая школа помогает развитию этих задатков, не утрачивается ли при этом самобытность таланта? В истории живописи были художники прерафаэлиты, которые выразили эстетический бунт по отношению к академизму. Они, подражая Боттичелли, пытались отказаться от европейских канонов, хотя прекрасно ими владели. Или взять пример с Ван Гогом. Он изначально был очень самобытен в первый свой период, по стилю был ближе к средневеково-возрожденческому времени, может быть, к северным истокам. А потом он поехал во Францию учиться. Исследователи задаются вопросом, испортил ли он учёбой свой стиль рисунка или нет, до каких вершин или глубин он в своём творчестве бы дошёл, если бы продолжал творить в своей самобытной манере. В то же время сейчас для большой аудитории более понятны и известны, покупаемы те картины, которые написаны им во Франции. Или вспомним пример с самородком из крестьянской семьи Сергеем Есениным. Но всё-таки чаще случается, что настоящему таланту школа только помогает. Есть замечательный фильм «Приходите завтра!» про Фросю Бурлакову, она же была одарена от природы, у неё была такая голосина, которая не умещалась в академический формат. И её начали учить оперному пению. И в этом случае речь идёт о счастливом для самородка исходе. И реальных примеров из жизни о благородной огранке алмаза предостаточно.

Играть, чтобы научиться

Галина Сбытова, преподаватель ДХШ №24:

— Я всегда говорю детям: сохраняйте свои рисунки. Став взрослыми, вы уже этого никогда не повторите, даже если будете очень стараться. Сейчас нередко топовые дизайнеры берут за основу новой брендовой линии рисунки детей. Буйство цвета, необычность формы, трогательное исполнение подкупают зрителя и дарят радость. Если говорить о современной живописи, то есть зарубежная тенденция, где давно отказались от канонов и подвели научную основу к живописи и искусству вообще, либо отгородили искусство от реальной жизни. Наряду с этим существует огромный пласт культуры из бесспорных шедевров академической живописи. Но есть в искусстве и восточный взгляд, когда ценится уникальное видение, другие композиционные построения и иная философия. Это — как доверие грамотному зрителю, предложение додумать, представить, вообразить, восхититься намеком или подтекстом. Вот, к примеру, есть японская техника цветочной композиции, когда растения, брошенные на воду в вазоне, создают неповторимое сочетание, сиюминутную красоту. В этом есть особое отношение к ценности текущей минуты в быстро меняющемся мире.

Татьяна Созонова, преподаватель ДХШ №24:

— Дети сохраняют свободу оживлять своим отношением окружающий мир, одушевлять его, выражать живое отношение, эмоцию, смешивать краски, вести линию. Это касается и игры, и рисунка. Но, к сожалению, есть дети, которые уже в своём возрасте утратили эту свободу выражения, уже боятся белого листа, боятся начать. Да, художник должен владеть базой, и я канонам своих учеников, конечно, обучаю. Но на уроках я развиваю, прежде всего, навыки творческого мышления. В этом хорошо помогает игра. На занятиях по свободной композиции мы развиваем более смелое видение. Материалов сейчас великое множество, это даёт свободу в выборе техники, подходов.

От системы к сиюминутному

Михаил Колпаков, студент УрГАХУ:

— Думаю, немаловажно, какой у человека вкус, если он презентует творчество другим людям. Вкус, скорее всего, сформировался у меня здесь, благодаря нашим артёмовским педагогам, а рука уже в училище набилась. А ещё в училище мне запомнилась педагогическая практика, когда с однокурсником в фонде живописи училища мы разбирали и систематизировали по годам, названиям, сериям картины. Место достаточно недоступное для всех, и огромное количество очень хороших работ через руки, глаза прошло — было очень познавательно и интересно. Также могу привести пример с хобби. Мне фотография нравится, но не профессиональная, а так, для себя, хотя фоторабот у меня уже много. В фотоконкурсах сейчас участвую, чтобы заработать копеечку. Мне всегда хочется запечатлеть сам момент, который сложился в данную секунду, потому что он больше никогда не повторится. Конечно, в школе и в училище меня научили видеть то, мимо чего другой человек пройдёт не заметив. Есть что-то и запланированное в моих снимках. Но есть и сиюминутное. Моё желание сделать так, чтобы люди, которые увидят эти фотографии, восприняли этот момент таким, каким увидел его я. Саму атмосферу передать.

Эволюция романтиков

Михаил Колпаков:

— Когда начинал учиться на художника, то понимал, что профессия прибыльная, и хотел выучиться, чтобы зарабатывать деньги. Но, чем дальше заплываешь в профессию, тем больше сама идея денег отходит на задний план. Становится охота не только самовыразиться, а сделать что-то хорошее, что будет приносить пользу. Чтобы сам продукт был небесполезен, что-то привнести в этот мир. Но и бесполезные вещи, которые делаешь просто, потому что нравится, — это отдушина. Потому что двигаться линейно это одна история, но бывает ещё и выплеск творческий, когда тебе что-то в голову взбрело, ты отошёл от основной линии, ты накидал варианты и тебе хочется это воспроизвести в реальности! Это тоже здорово!

Людмила Сикорская:

— Всегда полезность и красота хорошо сочетается в декоративно-прикладном искусстве. А насчёт непрактической красоты — пример из жизни: у нас есть такой художник самобытный Владимир Вальков. Он всю жизнь проработал в милиции и на пенсии начал рисовать. Со стороны это могло показаться легкомысленным, бесполезным делом. Но у нас была уже выставка «Два романтика» и радовала всех зрителей. Также и стихи можно тоже назвать бесполезной тратой времени, но кому-то они помогают в жизни. Есть у нас мастерица Маргарита Сергеевна Воробьева, она уже в очень зрелом возрасте, а рукодельничает лучше, чем молодые. У неё память в руках именно. Казалось бы — пустяк, ну куклу она сделала, а ведь это творческое удовольствие для себя и эстетическое — для других. Вообще созидательный труд, он облагораживает. А ещё так называемое неутилитарное творчество это терапия своеобразная. У меня был пример, когда в спектакле одном играла девушка с сильным заиканием. Все удивлялись, как я рискнула ей доверить роль. Но дело в том, что она играла свою роль всегда без единой запинки. Вот это пример волшебной силы искусства и очень большой процент доверия, который испытывает актёр по отношению к режиссёру, ну и пользы.

Оксана Бережная
Новости партнёров