Подробности
23 октября 2019 в 19:34

Прошу не крови — человечности! Мама четырёхлетнего ребёнка, отправленного с болями в Екатеринбург, просит ответить ЦРБ

Светлана, мама четырёхлетнего Ивана, жительница посёлка Красногвардейского, обратилась в редакцию с просьбой выяснить причины непонятного поведения медицинских работников, предложивших ей и малышу отправиться за медицинской помощью в Екатеринбург, хотя у ребёнка на момент обращения была температура и боли в животе.

Четыре часа катали больного ребёнка по городу

Вот что рассказала Светлана:

— Первое обращение от нас было 4 октября, к хирургу. Он сказал: «Ничего страшного нет». Отправил домой. В воскресенье, 6 октября, мы вызвали скорую посёлка Красногвардейского — у ребёнка были сильные боли в животе. Скорая отправила в приёмный покой ЦРБ. Нас осмотрел хирург и переправил в инфекционное отделение на промкомбинате.

Но там врач сказала, что ничего страшного не видит.

Отправила снова в приёмный покой в ЦРБ, где я настояла на том, чтобы взяли анализы (кровь, мочу) и сделали УЗИ брюшной полости. В УЗИ нам отказали, но сделали рентген. А затем снова отправили на промкомбинат. Однако врач заявила, что в стационар положить не может, но, если у ребёнка повторяются боли, нужно ехать самостоятельно в горбольницу №9 в Екатеринбург. Ни направления, ничего не выписала.

Реклама

Четыре часа мы катали ребёнка по городу с болями и температурой. Единственное, что прописал врач — ацикловир в таблетках.

Ночью снова приступ. Мы сами поехали в Екатеринбург с температурой 38 и болями. И нам поставили диагноз: острое респираторное заболевание с осложнением на кишечник. Выписали лечение: стопдиар, смекта, линекс, диета. Отношение было внимательное.

Суть претензии Светланы понятна: не оказали срочную помощь при острых болях. К тому же, отношение хирурга, который принимал в ЦРБ 6 октября в шестом часу вечера (фамилию не помнит, нервничала) было грубым.

Маме ребёнка предлагалось госпитализироваться

С просьбой прокомментировать ситуацию мы обратились в ЦРБ.

Отвечает М.А. Сафаров, заместитель главного врача по лечебной работе:

«В ответ на обращение, поступившее в адрес администрации ГБУЗ СО «Артёмовская ЦРБ», сообщаем. Проведено заседание врачебной комиссии. Тщательным образом проанализирована медицинская документация. Обсуждение факта обращения за медицинской помощью, деталей обращения, диагноза и т.д. не допускается, так как является врачебной тайной и не подлежит разглашению.

Информация о том, что ребёнку не была оказана медицинская помощь при острых болях, не соответствует действительности. При обращении в поликлинику, скорую медицинскую помощь, приёмное и педиатрическое отделения ребёнку оказывалась медицинская помощь: проводилось обследование и лечение. 06.10.19 маме ребёнка предлагалось госпитализироваться в инфекционное отделение, однако от госпитализации она отказалась. На тот момент в отделении находилось 12 детей и 8 мам по уходу. Дети с разными инфекциями не могут помещаться в один бокс.

Поэтому действительно маме предложили госпитализацию на койку, развернутую временно в коридоре.

К сожалению, диагностическая база больницы разрознена между зданиями детской больницы и центрального стационара. Поэтому поездки между больничными корпусами по городу неизбежны и иногда необходимы в интересах, прежде всего, самого пациента. Администрация учреждения постоянно проводит работу по соблюдению медицинскими работниками принципов медицинской этики и деонтологии. Несоблюдение данных правил недопустимо. При наличии любых достоверных фактов грубого отношения врачей, медицинских сестер и других сотрудников больницы просьба немедленно сообщать об этом».

Буду вести диктофонную запись

— Жаль, что меня не пригласили на заседание, — ответила Светлана, ознакомившись с ответом представителя ЦРБ.

Дело в том, что от госпитализации я не отказывалась, иначе у них был бы документ — отказ от госпитализации. Я его не подписывала.

Кроме того, лечение оказано не было. Только сотрудники скорой поставили нам в первый вызов дротаверин. Всё. Я не прошу крови тех медицинских работников, кто не выполнил свои обязанности по отношению к моему ребёнку. Я прошу быть их человечными, а если отказываете в помощи — объясните все причины. Мы тоже люди, мы поймём, если основания для отправки больного ребёнка в Екатеринбург действительно веские. Я, например, впервые услышала, что мне предлагали койку в коридоре. На будущее себе отметила, что буду вести диктофонную запись обращений.

Наталья Шарова
Реклама