Мысли

Пограничное состояние COVID, конечно, сдохнет. Если мы ему поможем

Фото: Ирина Кожевина
На улице — лето в лучших июньских традициях: если не тепло, то жарко. На лавочке у подъезда тусуются бабушки, на дворовой площадке носится ребятня. Всё отлично, кроме коронавируса.

Бабушки, кстати, его и обсуждают, порой довольно горячо. А девчонки, раскачиваясь на качели, распевают песенку на злобу дня: «Мы россияне, с нами Бог. Коронавирус, чтоб ты сдох!»

COVID, конечно, когда-нибудь сдохнет. Только очень хотелось бы, чтобы до этой прекрасной поры дожили все. На скамеечке гражданки сидят вплотную друг к другу, маски не у всех, у тех, кто относится к проблеме «ответственнее», они болтаются на подбородке. Душновато в маске — это понятно. Про детей даже не говорю: у них этого «лишнего» предмета туалета практически не наблюдается.

Уже не все пережили

Между тем, уже не все жители нашей территории пережили коронавирус. Врачи объявили о смерти двух человек: житель посёлка Буланаш умер по возвращении из Екатеринбурга, жительница Артёмовского скончалась в столице региона. Основной причиной в обоих случаях было объявлено другое заболевание, но именно сопутствующая коронавирусная инфекция усугубила ситуацию, довела дело до летального исхода.

А в этот понедельник в АЦРБ скончалась пожилая режевлянка. У неё тоже были патологии, и медики пока не утверждают, что причиной её гибели стал именно новый вирус. Главный врач Режевской ЦРБ Александр Язвенко заявил, что эта причина смерти предварительная, окончательная будет поставлена после проведения всех диагностических, патологоанатомических процедур.

Но прибыла-то она в Артёмовский с тяжёлой пневмонией…

Во вторник умерла ещё одна жительница Режа — у девяностолетней женщины были хронические проблемы с сердцем. Почтенный возраст, конечно, но, если б не пневмония коронавирусной этиологии, она наверняка ещё бы жила.

Инфекционный корпус переполнен

В Реже хуже, там больше 120 заболевших, но и у нас — уже 74. Ситуация очень напряжённая. Инфекционный корпус переполнен, только с пневмонией госпитализирован 51 человек, плюс 18 собственно «положительных», а ещё в «Салюте» 30 пациентов с лёгкой формой.

Чем дальше, тем меньше заболевших, думается, будут отправлять в Екатеринбург. Областные больницы не резиновые, пациенты часами ждут распределения по больничным отделениям в машинах «Скорой».

В артёмовском центре пневмонии, конечно, лечат тяжёлых больных, тут есть реанимационные койки, главврач АЦРБ Андрей Карташов сказал, что у артёмовских медиков есть возможность консультироваться с лучшими специалистами страны и это практикуется.

Но этих коек всего 20. Больных же у нас всё больше.

Коронавирус расползается по территории. Артёмовцы болеют уже не квартирами — домами. В 16-квартирном доме в центре города заболели жители сразу пяти квартир: в четырёх — пневмония. Раньше пневмонии не имели такой радиус поражения. Так что и рост заболевания сегодня есть, и резерв для дальнейшего роста имеется.

Будто коронавируса не было и нет

Хочется надеяться, что к началу июля ситуация изменится к лучшему. Однако никто не гарантирует и не обещает.

А 1 июля нас ждёт всенародное голосование. Голосовать за изменения в Конституции пойдут колоннами — по ТВ идёт такая агитация, что диву даёшься: как будто инфекции у нас не было, нет и не будет. Нет никакого сомнения в том, что главную роль и в этом голосовании сыграют те самые бабушки с лавочки, которые, несмотря на опасность, несмотря на то, что всем 65+ предложено голосовать дома, притопают на избирательные участки.

В понедельник из поликлиники АЦРБ «злые» медики выгнали людей на крыльцо: настолько переполнено было помещение.

— Понятно, что были праздники, что многим нужна помощь врача, — объясняют ситуацию медработники. — Но запускать людей в поликлинику в таком количестве очень опасно. А люди идут и говорят: Путин объявил, что все ограничения снимаются, голосовать можно, больницы открыли — всё хорошо. Наши объяснения, что ситуация с каждым днём не легче, а тяжелее, они воспринимают с трудом.

COVID, конечно, когда-нибудь сдохнет. Только — когда? И какими жертвами мы обойдёмся?