Архив
17 декабря 2009 в 11:54

Всё ближе к печке

Благоустроенное жильё – самое большое, наверное, благо, которое придумал человек для своего комфортного существования. Прожив детство, юность и молодость в домах, где нужно заготавливать дрова и топить печки, носить воду в вёдрах на коромысле, умываться над раковиной, под которой стоит комнатное ведро, я был вне себя от радости, когда получил квартиру в микрорайоне в свои тогда 33 года. Больше того, первые года два-три я не знал чем себя занять, придя с работы.

Но к хорошему привыкаешь быстро. И когда температура в квартире у нас, случалось, снижалась с +22 до +19, мои домашние надевали тёплые вещи и начинали жаловаться на дискомфорт.

Где то золотое времечко?!!

Реклама

Семья выросла, а метраж квартиры не увеличился. И мы, после долгих, впрочем, колебаний, рискнули переехать в квартал Западный, в печально к тому уже времени известный «макашовский» дом. С тех пор слово «риск» прочно вошло в нашу жизнь.

Первую зиму (с 1994 на 1995-й) в новой квартире мы начинали при температуре 0 градусов в одной из комнат, которая находится над входом в подъезд. Потом нам в подвал установили насос, который в течение четырёх часов нагонял нам давление, а с ним и тепло до +14. Затем четыре часа батареи медленно остывали. И начинался новый цикл обогрева.

С тех пор прошло 15 лет.

Что изменилось?

С теплом – практически ничего: у нас при уличной температуре воздуха -12 дома +12 при включённом электронагревателе. Без всяких преувеличений. Но раньше можно было пожаловаться в администрацию — и положение хоть и незначительно, но изменялось. При этом платежи пересчитывались. Теперь нет и этого: жаловаться посылают в суд. А чтобы суд выиграть, для этого надо, наверное, с работы уволиться – столько это времени, нервов и денег отнимет.

Вот и думается всё чаще: как хорошо жилось с печкой…

Анатолий Корелин