Архив
6 апреля 2012 в 9:06

Ключи в руинах. Вроде, не война…

Сколько помню, в поселке Ключи было несколько предприятий. Жизнь била, извините за тавтологию к названию поселка, ключом. Работали КЖИ, ТЭЦ, молокозавод, клуб, а за высоким забором, в казарме, обитали военные и тоже что-то делали, где-то в районе работали.

От бывшего молокозавода остались одни руины, а еще помню, как в детстве я бегала в молокозаводской магазин за молоком. Но завод закрыли, всё оборудование увезли, и постепенно завод утратил свой первозданный вид. Теперь на его месте остались исписанные различными нецензурными словами бетонные стены и разломанные кирпичи (целые уже давно растащили).

В настоящее время там каждый день собираются подростки. Проходя мимо, можно услышать исходящие оттуда крик, свист, смех, грохот и громкий мат. А теперь, говорят, еще и выстрелы в позапрошлую пятницу слышались именно оттуда.

Порой даже страшно рядом-то пройти, а дети лазят на крышу и бегают друг за другом. Если взять во внимание то, что предприимчивые люди по ночам разбирали молокозавод по кирпичикам, то возникает предположение, что бывший молокозавод может рухнуть в любой момент.

Реклама

Но пока он стоит, по-прежнему пугая прохожих своим зловещим видом, молодежь так и будет там собираться, курить, драться и прогуливать школу.

Но, к сожалению, это далеко не единственное такое место. В руинах стоит и здание, когда-то бывшие клубом, и огромная казарма. Раньше в клубе постоянно проходили дискотеки, собиралась местная молодежь, а теперь это, скорее, приют для бомжей. В казарме еще хуже. Её облюбовала молодежь, которая собирается здесь, чтобы напиться вдали от родительских глаз. В здании казармы четыре этажа, а внизу бетон и торчащая арматура. А если, напившись, кто-нибудь выпадет?

В общем, поселок Ключи давно стал центром руин и служит напоминанием о том, что всё-таки раньше люди жили лучше и было куда сходить отдохнуть.

Всё бы ничего, но бывшие молокозавод, клуб, казарма представляют реальную опасность как для подрастающего поколения, так и для их родителей.

Анна Курмучкина