Архив
20 апреля 2012 в 8:26

Неслучайная встреча на трассе

В нашем благополучном и совершенно не криминальном АГО снова была массовая драка, после которой несколько раненых доставили в приёмный покой ЦРБ. Соответствующее заявление пресс-службы полицейского управления цитировали десятки электронных СМИ. А ещё пару недель назад полицейские в сомнительных интервью уверяли, что в Артёмовском всё спокойно…

Две противоборствующие группы людей встретились 15 апреля на шестом километре трассы Реж–Зайково. Предположительно, на «стрелку» съехались казаки и «синие». Эта встреча стала продолжением ночных инцидентов в барах Артемовского района, в которых два казака получили ранения.

Когда полицейские приехали на место разборок, в кювете обнаружили белую «семёрку», у которой при осмотре выявили повреждения, не связанные с ДТП. Находившийся рядом водитель, 43-летний житель Артемовского, отказался давать показания, сославшись на плохое самочувствие. На «скорой» его доставили в ЦРБ, откуда впоследствии он сбежал.

Дальнейший розыск участников драки привёл полицейских в Покровское, где внимание стражей порядка привлекли автомобиль «Мазда» черного цвета и еще три автомобиля, направлявшиеся в сторону Режа. На требования сотрудников полиции остановиться они не реагировали. В результате погони задержали одну машину с двумя пассажирами. У одного из них, 1976 года рождения, проживающего в поселке Буланаш, оказался травмированным палец правой руки — рана оказалась резаной. Но причиной травмы пострадавший назвал газонокосилку, на которую он якобы упал. Водителя 1982 года рождения, проживающего в деревне Липино, задержали до суда за неуплату штрафа.

Реклама

В приемный покой ЦРБ за медицинской помощью обратились четыре человека с ножевыми ранениями. По всей видимости, это участники драки — по два представителя с каждой из конфликтующих сторон. Это жители Покровского и Артёмовского, их возраст от 31 до 38 лет. В качестве поддержки, а может, охраны, к ЦРБ прибыли еще восемь машин, пассажиры которых агрессивно были настроены друг к другу. Полицейские всех собравшихся доставили в отделение.

При осмотре автомобилей оперативники изъяли биты, палки, ножи, топоры, арматуру, кожаную плетку-нагайку, травматическое и пневматическое оружие.

Прокомментировать ситуацию мы предложили городскому прокурору и начальнику полиции.

А.Ю. Сидорук: «Обстановка чуть-чуть иначе…»

— На днях порезали несколько человек. Можете сказать, что у нас происходит?

— Обстоятельства выясняются. В больницу поступили граждане с телесными повреждениями.

— Это казаки?

— Принадлежность людей выясняется сотрудниками ОВД. Все материалы поставлены на контроль. Сегодня по ним проведены совещания руководства ОВД с участием работников прокуратуры, определены цели, поставлены задачи, установлены сроки. В очередной раз будем собираться, выяснять, смотреть, что необходимо еще установить органам предварительного следствия, какие дальнейшие перспективы в рассмотрении данных материалов.

— Есть информация, что там был огнестрел. Это так?

— Всё проверяется.

— Вам не кажется, что это война?

— В данном случае идёт противостояние группировок.

— «Лесновских» и «синих»?

Реклама

— Это было по предыдущим фактам. Обстановка чуть-чуть иначе. Здесь есть новые факты, и им будет дана оценка.

Р.Г. Тазитдинов: «Устроили так называемый бардак!»

— Что вы можете сказать о причине конфликта? Это противостояние группировок?

— Причина последнего конфликта? Я считаю, что это ответный шаг на конфликт, который произошёл ранее.

— Представители каких группировок там участвовали? Это были «синие» и казаки?

— Казаки там были. А насчёт «синих»… Да, там были люди, ранее судимые. Относятся они к группировке «синих» или не относятся — я за каждого сказать не могу. Может, там и были представители «синих». Пока я лично с ними не разговаривал. Беседовал только с водителем, который тоже якобы ничего не помнит, ничего не знает.

— Говорят, медики всю ночь оперировали участников драки?

— Эти слухи преувеличены. Обратилось всего четверо из участников конфликта с ранениями различной степени тяжести: это колото-резаные ранения руки, бедра, лица и у одного — проникающее ранение грудной клетки. Ни от одного заявление не поступило, как всегда. Остался в больнице только один человек с проникающим ранением. По информации, на сегодняшний день он покинул больницу.

— Сбежал, говорят.

— Ну, да — сбежал.

— Было одно огнестрельное ранение, но тот, в кого стреляли, скрылся?

— Нет у меня информации по огнестрельному ранению. Это ничем не подтверждается.

— Чем занимается полиция сейчас? Требуется ли какая-либо помощь жителей?

— Жителей? Интересный вопрос… Сотрудники полиции сейчас занимаются установлением всех обстоятельств произошедшего, установлением места нахождения участников конфликта с целью опроса. В настоящее время они скрываются. Опрошены только двое, но никто ничего не желает рассказывать, правдивые показания давать отказываются, потому что все участники конфликта преступили закон, являются нарушителями, если не преступниками.

— Восемь автомашин у больницы… Это были разные группировки?

— Да, там были представители казачества и, видимо, другой стороны. Мы вовремя сориентировались, перекрыли выезд. Всех привлекли к ответственности за нарушение правил дорожного движения. Там предписание знака — въезд запрещён. Водители были оформлены, автомобили — досмотрены. Изъяты предметы, которые могли быть использованы в качестве орудия: биты, палки, топорики, ножи различные…

— А кто-то из них находится у вас, кто-то задержан?

— Нет, никого нет.

— Все отпущены?

— Конечно.

— Есть такая информация, что началось всё в субботу. Когда представители армянской диаспоры избили двух малолеток и одного своего за то, что те дружат с казаками…

— Ну, что вы опять называете «армяне». Если там был один армянин, а ещё двое другой национальности, как можно эту группировку назвать «армяне»?

— Ну, у людей такое мнение…

— Значит, надо людям открывать глаза.

— Ну, откройте.

— Один человек — армянской национальности, другой — русский, третий — азербайджанец.

— Но они их избили?

— Да, избили. И в «Руси», и в «Сабине» были конфликты в ночное время. Мы так полагаем, что из-за этого казаки стали мстить.

— Атаман из Асбеста приезжал на разборку?

— Немножко не так. В ту же ночь приехал представитель руководства казаков Звягин Юрий Васильевич, заместитель атамана Среднеуральского отделения. Мы с ним решали вопросы, чтобы сюда никто не ехал на подмогу. Хотя две машины из Асбеста, из Сухого Лога сюда приехали, их мы задерживали, проверяли, брали объяснения. Изъяли нож, травматический пистолет и вместе с атаманом проводили их из города. Для того чтобы не допустить этих разборок.

— Людей-то беспокоит, не начнётся ли большая война…

— Вот мы и принимаем соответствующие меры. Мы не смогли предусмотреть этот конфликт, потому что он возник внезапно. Казаки увидели автомобиль, на котором передвигаются их обидчики, поехали за ними, устроили так называемый бардак. Как это можно было предусмотреть? Он внезапно возник.

— Конфликт не имеет никакого отношения к «лесновским»?

— Нет.

— Жители беспокоятся. Что вы можете им сказать?

— Ситуация находится под контролем, нам оказывают помощь другие правоохранители. Мы ведём активные консультации в плане взаимодействия и контроля и с прокурором, и с ФСБ, и с главным управлением МВД России по Свердловской области. И сами не спим тут. Так что работа идёт. Единственное, что нам бы хотелось от граждан и от тех же казаков, — своевременное информирование о фактах нарушения законодательства. И не надо бояться. О всех фактах сообщать хотя бы анонимно, на телефон доверия, к тому же у нас есть общественный совет.

Андрей Лавренюк