Архив
27 февраля 2014 в 8:47

Не политик, но хирург Махать шашкой главврач не намерен

О том, что в городской больнице новый главный врач, знают, конечно, все артёмовцы, и наша газета сообщала об этом читателям. Но вот о том, какой он человек и врач, надолго ли к нам и зачем прибыл, люди могут только догадываться. Сегодня мы предлагаем узнать об этом у самого Андрея Владимировича Карташова, главного врача ГБУЗ «Артёмовская ЦРБ».

Разговор состоялся уже к вечеру в среду — весь день нашего респондента был расписан. Но, несмотря на нерабочее время, начали мы с главного — с работы.

— Андрей Владимирович, до назначения главным врачом Артёмовской ЦРБ кем и где работали?

— Я хирург, закончил в 1992 году медицинскую академию, тогда ещё Свердловский государственный медицинский институт. Прошёл путь от простого хирурга — сначала работал в 14-й больнице, потом в 40-й, затем заведующим хирургическим отделением пять лет в 7-й горбольнице. Был назначен главным хирургом Екатеринбурга, года два работал. Затем главным врачом 23-й больницы, она больше травматологического профиля. Последнее место работы — это 20-я городская больница.

Реклама

— У вас большой опыт административной работы в больнице, а вы всё это время практиковали в хирургии?

— Не прекращал оперировать, но, естественно, не в ущерб основной деятельности.

— То есть основная деятельность всё-таки — административная?

— Наверное, да.

— Здесь будете оперировать?

— Хочу, во всяком случае, стремлюсь к этому. Вообще это моё призвание, не хочу отказываться от него. У меня получается, хирург высшей категории.

— В интернете есть сведения о вас — пишут, что вы хороший хирург. Так, без ложной скромности, вы сами как оцениваете: может, какие-то сложные операции делаете, за которые берутся не все хирурги?

— Я владею набором и стандартных операций для хирурга высшей категории, например, гастроэктомия, и актуальных сегодня для хирургии малоинвазивных технологий, малотравматичных операций.

— Это когда делают не разрез брюшной полости, а прокол.

— Совершенно верно. Хирургия идёт в этом направлении: полноценная операция при нанесении меньшей травмы пациенту. Человек в этом случае быстрее выздоравливает.

— А у нас в ЦРБ аппаратура соответствующая имеется?

— К сожалению, в неполном комплекте.

Реклама

— Полагаю, вы в этом плане работать будете?

— Буду. И очень хочу.

— Больницу уже, конечно, посмотрели?

— Да, условия есть, нет пока необходимого оборудования. Все пожелания я уже озвучил руководству. Хочу внедрить хирургию малоинвазивного доступа — лапароскопическую. Не надо будет ездить в больницы других городов. В режевской, алапаевской больницах делают такие операции, а у нас нет, поэтому этот пробел надо устранять. Как только появится оборудование — а оно появится — обучим специалистов, может, сам буду оперировать. Но и кадры подъедут.

— Вы намерены перестановки делать в кадровом составе, будете привлекать новых людей?

— По максимуму хочу использовать всех, кто работает. Много ведь хорошего есть. Когда ехал сюда, побаивался. А теперь многим вещам удивляюсь: организация разных моментов очень правильная — это касается компьютерной оснащённости, охват сетями впечатляет. И в целом народ настроен работать. Кого-то увольнять и менять не собираюсь, а дополнять — да.

— Вы уже приехали с небольшой командой. Зам по хозчасти у вас свой. Ещё кто-то будет?

— Придёт зам по экономическим вопросам.

— А что с людьми, которые занимали эти должности?

— Никого не уволил, все трудоустроены. Вот и Ольгу Николаевну я уважаю, не подсиживал её — по-честному. Мне сказали заступить — я поехал. Никаких негативных эмоций не испытываю. Мы с ней договорились, что она остаётся работать в больнице и оказывать помощь по мере необходимости. Я не намерен рубить сплеча и проливать кровь. Считаю, что всегда нужно договариваться.

— Приехавшие с вами замы — хозяйственного профиля, а не медицинского. Может, ваша миссия — тоже больше организационно-хозяйственная: весь город интересует, будет ли достраиваться новая поликлиника?

— Не надо от меня так много ждать. Сейчас знакомлюсь с больничным хозяйством: может, все долго ждали, что случится чудо и построят новую больницу, а при этом запустили существующие отделения. Сейчас важнее привести в порядок то, что есть, отремонтировать, оборудовать.

— Некоторые отделения у нас были отремонтированы не так давно — реанимация, роддом, поликлиника, детская больница.

— Точечные ремонты прошли, остальные отделения в плачевном состоянии. У меня лежит пачка предписаний Роспотребнадзора, и они справедливы: хирургия, травматология, инфекционное отделение. Крыша течёт. Есть справедливые замечания от населения.

— То есть эти отделения ждёт ремонт?

— Они будут стоять первые в очереди. А строительство — это миллиарды, и такое решение — не мой уровень. Моя задача — организовать нормальную медицинскую помощь. Если мы затеем ремонт — это годы, а помощь нужно оказывать сейчас. Но при первой возможности будем двигать и программу строительства: стоит такой памятник, как бельмо на глазу. Мне это тоже не нравится.

— Складывается впечатление, что вы как-то сразу развернулись к пациентам. Настроены вы контактировать с людьми — какие формы связи с пациентами внедрять собираетесь?

— Это и мой личный приём по вторникам — расписание висит, то же самое. Сайт больничный будем развивать, где всех замов привлеку к работе с населением, телефоны замов вывесим в поликлинике. Здесь же можно будет общаться в режиме форума. Специалисты могут отвечать на профильные вопросы. Информационные ящики развесим по территории больницы, куда пациенты могут опускать письма, даже анонимные, но лучше адресные, с подписью — письмо попадёт ко мне. Так что от населения я закрываться не собираюсь. Но в то же время больница — это режимное предприятие, а пропускной режим здесь никакой — проходной двор по отделениям, по территории. И мне это не нравится.

— Хотите посадить охрану у дверей?

— Охранник уже сидит. Надо ограничить въезд машин на территорию, перекрыть доступ на недостроенный объект, ведь там дети бегают, а если ребёнок упадёт и разобьётся — хотя бы окна заварить, двери закрыть. В приёмном покое будет круглосуточный пост охраны. Надо навести элементарный порядок, территорию прибрать, осветить.

— Мысль хорошая, только бы не перегнуть с ней, чтобы народ мог попасть туда, куда нужно попасть — на приём к врачу, проведать больных в стационаре, вот к вам с вопросом обратиться.

— Куда надо, люди попадут. Но в лечебном учреждении есть эпидрежим, и в палату в верхней одежде входить кому угодно — не положено. Я за наведение порядка.

— Последний вопрос о работе — на какой срок с вами подписан контракт?

— На год, это стандартный контракт.

— Андрей Владимирович, теперь немного о личном: у вас есть семья, дети?

— Женат, двое детей. Старшему сыну 24 года, он закончил медицинскую академию, год находится в субординатуре, думаю, в этом году ближе к лету приедет сюда.

— А у него какая специализация?

— Хирург.

— Гордитесь, что сын по отцовским стопам пошёл?

—  Ну, я рад этому. Он сам сделал такой выбор. А дочери 12 лет, учится в школе в Екатеринбурге. Жена по специальности экономист, работает в одной из клиник Екатеринбурга.

— Вы будете ездить или жить здесь, в Артёмовском?

— Буду приспосабливаться, как нужно для дела. Но могу сказать, что дело от этого страдать не будет.

Снова разговор вернулся к работе, а главврач неохотно менял взятое направление. И всё же было приятно узнать, что Андрей Владимирович жил когда-то по соседству с Артёмовским — родом он из Режа, где живут его родители, и он там часто бывает, особенно сейчас. Что среди его увлечений (сейчас разочарую многих мужчин) нет рыбалки и охоты: хирургу жаль животных — зато в свободное время есть книги. И даже просьба напоследок скорее порадовала, чем наоборот: А.В. Карташов просил донести до артёмовцев, что он к нам приехал работать, а не политикой заниматься. Это Андрей Владимирович подчеркнул особенно: в политические коалиции вступать не намерен, в депутаты баллотироваться не планирует, во всяком случае, на данном жизненном этапе.

И то верно — политиков у нас хватает, нам бы врачей побольше да больницу поновее. Будем надеяться на главврача Карташова.

Любовь Шмурыгина