Архив
4 июля 2014 в 22:06

Золотой эшелон

Эти воспоминания о перевозке отбитого красными у белых золотого запаса России оставил наш земляк Прокопий Сергеевич Солодянкин. Кто знает, может, это была непропавшая часть «золота Колчака»?

«Было это 20 апреля 1920 года. Наши части только что выгнали из Иркутска за Байкал белогвардейские банды. Наш особый отряд, продвигаясь одновременно с полками 51-й стрелковой дивизии, командиром которой был легендарный В.К. Блюхер, вылавливали по Сибирской железной дороге мелкие группы оставшихся белогвардейцев.

Около Иркутска на одной из железнодорожных станций войсками Красной армии после сильного сражения с белогвардейцами был захвачен железнодорожный состав, в котором оказалось несколько вагонов золота и драгоценностей, награбленных в банках разных городов.

Золото и драгоценности были перевезены в казначейство Иркутска. Но время было еще тревожное: за Байкалом находились японские войска, а в тайге бродили шайки белобандитов (генерала Пепеляева, атамана Семенова, барона Унгерна). Кроме того, в Крыму поднял голову барон Врангель, стремясь захватить юг нашей Советской России.

Реклама

Часть нашей 5-й армии командование направляло на Южный фронт. Необходимо было перевезти золотой запас из Иркутска в Москву. Наш особый отряд в количестве около двухсот человек стоял на станции Тельма, в 60 километрах от Иркутска.

По приказу командира дивизии отряд вызвали в Иркутск. В один из майских дней мы перевезли со складов казначейства Иркутска и погрузили в вагоны железнодорожного состава 700 ящиков золота. Их разместили в двух вагонах и в тот же вечер, погрузившись всем отрядом в поезд с золотым запасом, выехали в Москву.

В нашем составе было не более 20 вагонов, включая штабной классный вагон, в котором ехали с нашим отрядным начальством и представители от штаба 5-й армии. На посту у вагонов с золотым запасом на тормозных площадках постоянно находилась охрана не менее 10 человек. В каждом солдатском вагоне находились пулеметы, всегда готовые к бою.

Продвигались мы по тому времени быстро и на станциях стояли недолго. При остановках жители интересовались, что мы везем. Отвечали: «Арестованных белогвардейских генералов на народный суд в Москву».

В первую же ночь у нас из состава исчез один красноармеец (некто Шевчук). А через несколько часов, при подходе состава к железнодорожной станции (не помню название), справа и слева началась беспорядочная стрельба по вагонам. Мы из вагонов немедленно ответили огнем пулеметов. Через 2-3 минуты состав вошел на станцию.

Командир отряда с представителем штаба армии сходу заскочили в комнату дежурного по станции и приказали немедленно открыть путь нашему поезду, а впереди предупредить станцию о невыпуске встречного состава.

В это время перестрелка с бандитами не прекращалась. Тех, кто хотел напасть на поезд, было не менее 500 человек. Через 2-3 минуты наш поезд с большой скоростью двинулся дальше на запад. Кроме этого, еще были мелкие бандитские налеты около Красноярска и Петропавловска, но все они успешно отбивались.

В перестрелке у нас было ранено три красноармейца. Их мы сдали в госпиталь в Красноярске. Несмотря на разные задержки, наш поезд прибыл в Москву благополучно.

По прибытии в Москву в (Баумановском районе) мы начали выгружать ящики с золотом и перевозить на автомашинах часть ящиков в Кремль, а часть в государственное хранилище…

…За доставку в целости и сохранности золотого запаса в количестве около 2 тысяч пудов наш отряд в целом получил через командование отряда личную благодарность от товарища Ленина и, кроме того, денежное вознаграждение».

Константин Бороздин