Архив
21 апреля 2016 в 0:00

Минус медицина От кого главврач бежал через чёрный ход?

То, что сейчас происходит с медициной в области, называют оптимизацией. Но в нашем городе эта самая оптимизация приобретает суть преступления против его жителей. Очередным ударом станет оптимизация стационара гинекологии — самостоятельного отделения с сильными докторами и профессиональными медсестрами. В данном случае оптимизация означает закрытие целого этажа роддома, который занимал гинекологический стационар. До этого такая же участь постигла физкабинеты, буланашскую поселковую лабораторию, отделение патологии беременных. За это время десятки врачей и медсестёр уволились из-за снизившейся зарплаты и отношения руководства администрации ЦРБ к работникам. Кто следующий? Где в нашей медицине вылезет очередной минус?

Про минусы артёмовского здравоохранения рассказывают жители города, пациенты и работники ЦРБ, а также наша газета.

Про зарплату

Сотрудница детской поликлиники:

— Работы много, добавочных отчетов прибавляется, а зарплата меньше стала. В марте за февраль на 6 тысяч по деньгам меньше вышло, чем, например, в прошлом году. Выходило 18 тысяч на руки, а за февраль — 3 тысячи аванса и 9 зарплаты с хвостиком, всего вышло за месяц 12 тысяч. У всех примерно так же. В феврале не заплатили «президентские» (тем, кто на участке работает): 5 тысяч медсестрам, фельдшерам — 6, врачам — 10. Сказали, месяцем позже будет. Посмотрим. Но уже однозначно сказали, что будет половина от этих сумм. Ставку добавили, а деньги убавили.

Врачи не возвращаются. Якобы кто-то учится в интернатуре, но приедет ли сюда в августе, ещё вопрос. Вот уйдут все старые работники, пенсионеры — на участке работать ведь очень тяжело, — никто из молодежи не пойдет. Все, что создали хорошего, разваливается. Очень больно на это смотреть.

Врач поликлиники АЦРБ:

— Начальник охраны получал 95 тысяч, хотя он никто. Почему он получает такую зарплату? Что охраняет? В роддом стреляли — где он был, этот охранник? И это притом, что доктор, работающий непосредственно с больными, в несколько раз меньше получает.

Сотрудники ЦРБ:

— Карташов кому-то похвастал, что он уже отмыл чёрным налом 12 миллионов и что он под Екатеринбургом уже достраивает коттедж. А у нас обрезали всё, что можно.

Про перевод

Врач АЦРБ:

— Есть уже такие примеры, когда санитарок, объясняя это оптимизацией, переводят в уборщицы. Они при этом теряют в зарплате, а на Буланаше ещё и статус теряют — платить за коммуналку будут без льгот. Да разве санитарка может быть уборщицей, если работает с биоматериалами? У них другие показания по уборке помещений, по изготовлению растворов.

Про анализы

Мама школьника:

— Говорят, счета ЦРБ арестованы, поэтому не закупают реактивы для проведения анализов. В детской больнице сейчас не берут у детей кровь, например, на гормоны щитовидной железы, говорят, нет реактивов, и когда можно будет сдать анализ, не знают — так и объясняют: реактивов нет. Осенью этот анализ ещё можно было сдать. И что делать, если ребёнку показано сдавать эти анализы регулярно? Платно их делать? В железнодорожной больнице можно сдать — по пятьсот рублей за анализ, а их несколько. У ребёнка вообще-то страховой полис есть, а ситуация такая возникла исключительно из-за политики администрации нашей ЦРБ.

В стационаре ЦРБ, рассказывали знакомые работники больницы, тоже теперь анализы велят реже брать у пациентов, чтобы экономить. А как без анализов диагноз ставить, следить за состоянием пациента?!

Про прививки

Мама 4-летнего ребёнка:

— В детском саду в группах выдали списки детей, где рядом с фамилией должна быть поставлена отметка о согласии родителей оплатить прививку от гепатита А. Первая прививка была поставлена бесплатно. Без второй прививки первая — не будет действовать. Стоимость второй прививки от 630 рублей (отечественная) до 750 рублей (импортная). Маленьких детей в нашей семье двое. Обоим необходима прививка. Полторы тысячи рублей вот так сразу я оплатить не могу. Если бы знала, что возникнет такая ситуация, так и первую прививку ставить не дала бы, у меня вообще скептическое отношение к вакцинации. У нас был отек Квинке на одну из прививок, поэтому ставлю то, что положено по карте прививок, скрепя сердце. На мой вопрос: «Это что за шантаж? Поставили первую бесплатно, чтоб от второй отказаться не смогли?» — все пожимают плечами.

В больнице объяснили, что не выделены средства из области и местного бюджета на бесплатную вакцинацию. Это после того, как у нас на территории был всплеск заболеваемости! Неужели нельзя было какие-то изыскать возможности хотя бы для детсадовцев? А еще я слышала от самих медиков, что причина платной вакцинации для малышей в том, что правоохранительными органами арестована часть счетов нашей ЦРБ, что для тех, у кого подходят сроки вакцинации, оплата прививок будет платной. Счета разблокируют — снова сделают бесплатные вакцины. Не нарушение ли это законодательства? И не издевательство ли над населением? Всплеск гепатита А на нашей территории фиксировался весь прошлый год. А теперь — вакцина платная и для детей!

Мама школьника:

— В детской больнице, слышала, говорили медсестры, есть негласное указание сейчас ставить прививку от полиомиелита даже тем детям, у кого срок подойдёт летом — поскольку счета арестованы, и, когда будет следующий закуп прививочных вакцин, неизвестно. Но это разве правильно? Прививки — дело серьёзное, в котором сроки имеют большое значение.

Про гинекологию

Редакция:

— Стационар гинекологии перестанет существовать как отделение. Теперь послеоперационные гинекологические больные будут лежать в хирургии, а остальные — лечиться амбулаторно. Как гинекологические пациентки будут лежать в хирургии, учитывая особенности их физиологического состояния? Как без отделения гинекологии в случае, если простудное заболевание и острые боли — в терапию?

Сотрудница ЦРБ:

— Гинекология вся отремонтирована, все новое, операционная новая — то есть закроют новое действующее отделение! Что это такое будет — объединённые хирургия и гинекология — непонятно. Не думаю, что женщинам только в чистой хирургии выделят койки. Половину наверх положат, половину вниз, а внизу гнойная хирургия, рядом калоприёмники. Другой вопрос: если хирургическая сестра будет смотреть за прооперированными гинекологическими пациентками, будут ли ей за это доплачивать, ведь эти больные другого профиля? И какой доктор будет их лечить — хирург или гинеколог? Отделение закроют — потом это всё не восстановить! Патологию беременных закрыли, вот сейчас гинекологию. А где у нас беременные на сохранении должны лежать? Сначала их с первого этажа (из патологии) перевели на четвёртый (в гинекологию), сейчас и его закрывают. Их тоже в гнойную хирургию будут класть?!

До гинекологии сократили несколько коек в терапевтическом отделении буланашской больницы. Какое отделение следующее?

Про проверки

Сотрудники ЦРБ:

— Говорят, недели две назад приехали какие-то проверяющие из Екатеринбурга, видимо, не проплаченные, потому что главврач смылся через черный ход. И его не было неделю на работе. Проверяющие спрашивают: где главврач? Им говорят, в министерство уехал. Странно, к нему приехала проверка, а он в министерство уехал. Спрашивают опять: где заявление главврача на сегодняшний день об отъезде? Заявления нет, и секретарша не знает, где он.

Вообще проверки идут постоянно. ОБЭП проверял, вскрыли кабинет Худяева (уволившийся зам по экономике — ред.), изъяли документы, компьютер.

Про питание

Сотрудники ЦРБ:

— Пациентов стационара кормят, как в 90-е: суп без мяса и на второе лапша без ничего или пирожок с капустой. В ужин еще более-менее кормят — могут кашу с гуляшом дать. Раньше давали яйца, сок — сейчас эти продукты только в роддом. Сами сравните: раньше было 80-90 рублей на человека в сутки, сейчас 40 — попробуйте накормить на сорок рублей в день!

Пациент терапевтического отделения (стационар):

— Каши-каши-каши без конца. И невкусные, на воде, ни жиринки. Есть невозможно. Хорошо, у меня дочь — есть кому позаботиться, чтобы родной человек не умер с голоду. А ведь лежат и одинокие — как им восстанавливаться после болезни?

Врач стационара:

— Раньше дорогое питание было для больных сахарным диабетом, всегда давали кусок мяса с утра. Сейчас нет разницы в столах — каша ячневая, манная.

Про транспорт

Редакция:

— ЦРБ заключила контракт со службой такси, чтобы привозить на работу докторов в экстренных случаях или в выходные дни. Раньше для этого был специальный дежурный транспорт. В результате сократили рабочие места двух водителей. Один ещё работает, второй в отпуске, но в перспективе — сокращение.

Врач АЦРБ:

— Замглавврача по хозчасти почему-то использует «Тойоту», больничный транспорт, в личных целях. Он ездит домой в Екатеринбург. Точно так же главврач ездит домой на больничной машине. И почему-то не стоит пломба на бензобаке у этих машин, хотя на «скорых» стоят такие пломбы.

Про права

Редакция:

— В этой ситуации беспредела со стороны медицинского руководства борются за свои права сотрудники «Скорой помощи». Они добиваются возвращения прежних выплат, которые были сокращены при Карташове. И подают достойный пример остальным отделениям: если молчать, будет только хуже.

Понятно, что все источники информации — неофициальные. По-другому и быть не может: не позвонит же главврач в газету и не станет рассказывать, что отдал распоряжение брать реже анализы у пациентов или что на вакцины у больницы нет денег, потому что счета арестованы из-за долгов, или какое отделение собирается сократить в ближайшем будущем, ухудшив тем самым качество медицинского обслуживания пациентов. Нет, он этого не скажет. Но о происходящем за больничными стенами не могут не говорить медики. Потому что это их работа, их город, их пациенты. И в этом смысле их слова звучат куда официальнее.

Мы хотим, чтобы их слышали.

«ВСЁ БУДЕТ!»