Истории

Из жизни ушастых «черепашек» Зарисовки из кролятника

Фото: Наталья Сергеева

В жаркую погоду изнемогают и люди, и растения, и животные. Дети или сидят в бассейне, или что-то жуют, или ноют, или пристают к домашним животным. Собака благоразумно прячется в будку, поджимая хвост — чтоб не дёрнули. Кошка быстро заглатывает еду и уходит на улицу или, если не успела вовремя сбежать, забирается в щель между диваном и стеной.

Кролики сбежать из клеток и загона не могут. Поэтому радостный крик «яйки!», что в переводе с годовичкового значит «зайки» для нас, а для кроликов «атас, ребята!», вызывает топот и панику. Дети идут к зайкам толпой — покормить и погладить, а зайки в жару есть, а уж тем более испытывать детскую любовь не желают. Бедные кролики уворачиваются от объятий, носятся по кругу в загоне, но от любви не уйдёшь… Поэтому вскоре «яйки» от жары падают кто где, а счастливые дети теребят их.

Любопытно наблюдать, как кролики спасаются от жары. Они, как кошки, вытягиваются в клетке, причём длина кролика врастяжку в три раза больше, чем в «обычном» состоянии. Восьмилетняя дочка, впервые увидев «загорающего» зайку, удивлённо спросила: он себя из себя выдавил?

— Удавом будет! — пошутил старший сын. — А ты думала, как удавы появляются? Это кролики переродившиеся. Сначала вытягиваются, потом лапы и уши отпадают. Кролики, как бабочки. Раз — и удав.

Нужно было видеть лицо дочери в этот момент: не верила и верила одновременно. И если бы не мой хохот, скорее всего, поверила бы брату. Кролик-удав «стянулся» обратно в обычного кролика и смущённо отвернулся.

Крольчата, обитающие в загоне, наубегавшись от детских объятий, валятся на пол. У них свои способы не упариться в уличной «бане»: кто-то превращается в «удава», кто-то роет в земляной части норы и там «остывает», кто-то ложится звёздочкой на живот. Самый необычный способ сначала меня испугал. В тот день мелкие «яйки» не доели капустные листья. Маленькие любительницы заек вломились в кролятник с видом «кто не спрятался, мы не виноваты», но не все крольчата бросились убегать. Я по привычке считаю: раз, два, пять, семь… Одного не хватает.

Фото: Наталья Сергеева

— Мам, а это что за «черепашка»? — спрашивает восьмилетняя дочь, пока младшая тискает одного из зазевавшихся крольчат.

Смотрю, в углу загона лежит странный повядший капустный лист, а из-под него с одной стороны торчат уши, с другой — задние лапки. «Черепашка» не шевелится. Я в душе вздрогнула: заболел? умер? Но стоило поднять лист, и крольчонок, видимо, крепко спавший, рванул по загону.

— Странная какая-то «черепашка», — заулыбалась дочка. — Скоростная и ушастая.

Кстати, вы знали, что у кроликов есть дневной сон? Тоже, скажу вам, забавное зрелище. Малыши спят крепко, порой их даже бодрое детское «яйки!» не с первого раза будит.